Затерянный мир. Больше, чем Демон.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Темный лес

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Этот лес, который касается города с одной стороны (с противоположной расположен Мистический лес), поражает своей обширностью и густой растительностью. Разные виды деревьев, трав, кустарников, ягод и грибов произрастают там. Поэтому жители Игниса частенько ходят туда за целебными травами, либо в поисках пищи. Суеверные же люди опасаются этого злачного места... Ходят слухи, что именно в этом лесу, в глубине, бродит нечистая сила. В лесу обитают дикие звери и птицы, которые нередко становятся жертвами охотников.

0

2

Начало игры 10.00 18 июня 4945

Скрестив ноги под собой, он сидел в полусогнутом виде и потрошил только что убитого им кролика. Темный лес. Не каждый отваживался в него ходить, деревенских тут не встретишь. Иногда шастают наемники, но чаще всего всякие дорянчики и корольки, которым надо что-то найти для ведьмы, которая расскажет им за это, как завоевать корону. Он совсем недавно видел такого, весь в блестящем железе, на лошадке, горды, надменный, вкусный.. Сюда, на эту опушку, не ходил никто. Просто тут ничего особого не росло, а идти далеко было, да еще и через всякие там дебри-болота-кусты-страшноочень-мамахочудомой, потому трапезу Каар любил устраивать тут. Уже года три он не видел никого тут, потому таким наглым образом и расселся, совершенно забыв о безопасности и все такое. Внимание его все привлекала только тушка, которую он разделывал при помощи длинного когтя на правой, черной, волосатой лапе. Кстати, посторонний человек бы увидел сейчас несколько странную картину – полуголый мужик с кучей шрамов на спине, согнувшись над маленькой тушкой кролика, в одних лишь штанах и ботинках, с черной звериной правой лапой раздирал на части эту самую тушку, причет остальное все тело у него было абсолютно нормальным. Рыжие, почти красные, волосы были убраны черным ремешком назад, в высокий хвост, две пряди свисали вниз, выбившись из плена ремешка. Коготь подцепил некий бурый орган, парень облизнулся довольно, отправил печень в рот, принявшись дальше копаться во внутренностях животного. Шкурка, кстати, уже почти вся была отделена от мяса, чулочком валялась в сторонке, зацепившись лишь за заднюю лапу. Парень раздраженно оторвал ее и отбросил в строну, приготовившись к самому вкусному.
Раздался негромкий, еле слышимый, треск сучка под чьей-то ножкой. Ухо парня чуть дернулось. Он резко вскинул голову, прищурился, немножко втянул воздух носом, принюхиваясь. Повернулся по направлению звука и пристально уставился на пришельца, впрочем, не делая попыток напасть ли убежать. Он лишь невозмутимо оторвал лапку кролика и схрумкал ее вместе с костями, делая все на ощупь, разглядывая пришельца.

0

3

Начало игры 10.00 18 июня 4945

День с самого утра выдался не плохим. Не холодно и не жарко, умеренная погода в душном летнем лесу, самое то для Инге, что никогда не являлась любительницей солнца. По облакам и влажности воздуха девушка ощущала, что скоро на Темный лес обрушится живительная влага дождя, что будет точно славный праздник. Для девушки, что всю свою жизнь провела в лесу, причуды погоды были единственным развлечением, на которых и строилась вся ее сравнительно скучная жизнь.
Проснулась Инге от неприятного чувства голода, что тактично напомнил о себе бурчанием пустого живота, что грозился прилипнуть к спине от недостатка пищи. После смерти приемной матери Моры девушка столкнулась с серьезной проблемой пропитания. Так уж выходило, что старая ведьма была отличной охотницей, что превращалась в волчицу или медведя и приносила домой всегда свежее и вкусное мясо. Ингрид, с ее посредственной стрельбой из лука могла лишь горько вздыхать, часами выжидая в засаде с луком, в надежде подстрелить какую-нибудь мелкую птичку. А бегать в деревню юной ведьме было не по карману, особенно после того, как крестьяне стали заламывать цену на хлеб и молоко. Да, проблема с едой вышла на первый план. Изрядно отощав и одичав, Инге бранясь, стала ходить на охоту, оттачивая свое мастерство лазанья по деревьям и падения с них. А ведь это еще лето, славная пора с обилием милого зверья и ягод, как только зима накроет своим саваном Темный лес, ей придется гораздо хуже. Но Инге планировала покинуть свою чащу до зимы, отправившись в великое путешествие, которое она лелеяла в своих незамысловатых мечтах, представляя все «немножко» иначе, чем было на самом деле.
Но сегодня ей повезло. Умудрившись подстрелить тучную птицу, что утратила бдительность сидя на ветке, Инге ощутила себя великим следопытом и стрелком, гордо запихивая свой обед и ужин в грубо сшитую сумку для таких вот трупов. Набрав полные карманы дикой ягодой, ведьма с самым довольным видом двинула домой, убрав лук за спину. И вот черт ее дернул пройти мимо одной поляны, которую раньше она обходила стороной по совету Морры. Это был вызов матери, а-ля, все, я теперь уже большая, где хочу, там хожу. Тень от многовековых деревьев хорошо скрывала девушку, только вот та, вдруг услышав странный звук ломающихся костей, замерла, нерешительно выглядывая из-за дерева. Ее взгляду представилась та самая злополучная поляна, полностью освещенная светом. Но мало того, на ней с самым гордым видом восседал полуголый мужчина, аппетитно наяривавший за обе щеки сырого кролика. Сглотнув, она уже было потянулась к луку, решив для проформы всадить стрелу в шею незваному гостю, но к счастью вовремя передумала, обратив внимание на то, что у огненно-рыжего мужчины лапа зверя. Удивление было так велико, что Инге случайно наступила на сухую веточку, вмиг выдав свое положение. Пожалуй, правильным решением было бы дать деру в лес, в родную чащобу, подальше от пирующего демона. Да вот только интерес был куда выше, чем здоровый инстинкт самосохранения. Поняв, что ее вычислили, девушка накинула на голову капюшон от своего походного плаща, нерешительно выходя на залитую солнцем полянку. Прищурившись от яркого света, она остановилась в десяти шагах от мужчины:
- Как же печет… - прошептала она себе, закутываясь получше в бесформенный плащ, что скрывал ее лицо, фигуру, да впрочем, все, что могло бы пострадать от солнца, - А кролики вкуснее в жареном виде.
Вот такое странное приветствие тихим женственным голосом, с нотками любопытства и осторожности.

Отредактировано Ingrid Weiss (2012-12-27 16:39:48)

0

4

Ему ничто не угрожает. В этом лесу уж точно. Охотники на демонов сюда конечно, заглядывали, но сейчас магия, увы, а может, к счастью, не та. Раньше, во времена правления Легиона, достаточно было объединенных сил троих-четырех магов, что бы запечатать демона вроде Кара, старик смог его засунуть в посох только потому, что силы Кара были почти на нуле. А сейчас… Сейчас, наверное, и десяток с ним не справится. Он полностью восстановился, а вот наследие, оставленное войной в виде людишек и эльфов, уже не вмешали в себя той мощи, которая текла в их жилах раньше. Сейчас они были хрупкими и слабыми. А демон остался прежним.
Ему ничего не угрожает. Коготь проковырял в черепе дырочку. Лапа за три секунды приобрела вил человеческой руки – разделывать ему ничего уже не надо было, а работать без наболдажников на кончиках пальцев в виде когтей, было удобнее. Голова была прислонена к его губам, послышался хлюпающий звук – мужчина высасывал мозги зверя. При словах существа в капюшоне, он поморщился:
- Ты боишься света, но не нежить, они не портят еду огнем и не пахнут человеком, да и вкусную птичку, что у тебя в сумке, нежить жрет сразу, если, конечно, поймает. Так в итоге, ты кто?
Он снова прильнул к дырочке, проковыряв вторую для отдушины воздуха, что бы не создавался вакуум. По его подбородку потекла капля крови.
Ему ничего не угрожает, потому он и не проявлял никакой тревоги, даже не пошевелился, лишь без какого-либо интереса смотрел на девочку.

Отредактировано Kaar’Rapialat (2012-11-27 16:21:52)

0

5

Глядя на то, как мужчина с хлюпаньем лакомиться мозгом кролика, девушка слегка вздрогнула, представив свою голову на месте этого животного. Картина была весьма яркая, так что испуг комом встал поперек горла, а воображение заиграло красками, дорисовывая возможное будущее. Впрочем, спустя мгновение Инге успокоилась, почувствовав, что не интересует собой это существо. Это радовало, но с другой стороны и напрягало. Ей всегда хотелось пообщаться с демоном, но сейчас, столкнувшись с таким лицом к лицу, невольно подкашиваются ноги, и заплетается язык.
Фыркнув на слова о нежити, она спокойно приблизилась к мужчине, обходя его со всех сторон, с интересом разглядывая многочисленные шрамы на спине, необычный цвет волос и руку, что успела утратить свое демоническое обличие. Вообще для Инге, как отшельницы и своеобразной дикарки было в новинку разглядывать вблизи существо, отличное от нее. Особенно девушку поразили красные волосы, что произвели на нее куда более сильное впечатление, чем даже демоническая лапа. Подавив в себе желание подергать непослушные пряди, она с невозмутимым лицом присела на землю напротив мужчины, отложив в сторону сумку и лук.
- Человек. Разве не видно? – она пожала плечами, хотя под плащом каждое ее движение выглядело скомкано, - Я могла бы сказать, что я знахарка и собираю полезные травы в этом дремучем и страшном лесу, но в данной ситуации подобное вранье выглядело бы глупо.
Она осторожно убрала с головы капюшон плаща, недовольно строя унылую физиономию, щурясь на солнце, что неприятно коснулось своим теплом белоснежной кожи. Через мгновение, однако, привыкнув к светилу, Инге взглянула на демона своими ярко-желтыми глазами.
- Меня зовут Инге, - она поправила спутавшиеся волосы, вновь набрасывая на голову капюшон, решив, что хватит красоваться перед незнакомцем, - И куда более интересно, что делает демон в моем лесу. За рассказ я даже возможно могу поделиться своей добычей! – она потрясла сумку с птицей со счастливой улыбкой, с любопытством поглядывая на незваного гостя. Скрестив ноги, Инге с удовлетворением заметила, что ненавистное светило скрывается за тучами.

Отредактировано Ingrid Weiss (2012-11-27 20:50:56)

0

6

Девушка, а в том, что это самка, Каар не сомневался – если походку можно было скопировать, то запах никуда не денется, подошла к нему, обошла вокруг, рассматривая расслабленного демона, чуть задержавшись со спины, а потом уселась напротив.
Она торопливо защебетала о том, кто она, что тут делала и вообще попыталась обменять рассказ демона на дохлую птицу. Рыжий же все это время ел. Ел он спокойно, медленно, с удовольствием перемалывая косточки кролика крепкими зубами, раздавался аппетитный хруст на всю полянку. Он соизволил ответить только после того, как доел кролика и сыто облизался.
- Человек. Давненько я не видел людей. Вы меняетесь каждый год, потому я вас и не узнаю. И все время в худшую сторону, - демон говорил медленно, спокойно, так же, как и ел, с удовольствием, его мощный бас тягуче расползался по поляне, воздух становился словно вязким и тяжелым, словно поляну накрыл некий купол и его доверху наполнили маслом: даже деревья шевелиться стали лениво и степенно, не реагируя на порывы ветра. Один глаз демона был сонно прикрыт.
- Раньше вы были могучими воинами, ростом с меня, а некоторые и побольше, вы были могучими колдунами, что ворочали горы. А сейчас людским племенем называют маленьких, хрупких существ с безволосой кожей, мужчиной называют цыпленка в женских чулках, а женщиной огромный шелковый или льняной торт, по размерам не уступающему добротному колодцу. Колдунами зовутся петухи, имеющих петушиный запас магии. Сейчас вы носите штаны, завтра вы будете носить чулки, а послезавтра что? Фетровые шляпки?! Не удивляйся, человек, что я не узнал тебя. Твой вопрос был задан неправильно. Что ТЫ делаешь в моем лесу, на моей опушке.

Отредактировано Kaar’Rapialat (2012-11-28 10:15:56)

0

7

Заговор демон не сразу, меланхолично пережевывая маленького кролика так, словно заботился о том, чтобы ни одна из косточек не застряла в горле. А как заговорил, так не мог остановиться, перечисляя все человеческие чудачества с нескрываемым презрением. Только вот не тому человеку он все рассказывал, распинаясь о непостоянстве людских вкусов. Начнем с того, что с каждым новым словом демона у Инге возникало все больше глупых вопросов в стиле «Что такое чулки и с чем его едят? А фетровая шляпа? Что такое фетр? А как человек может быть похож на торт?», но, не решаясь прерывать ностальгирующего по былым временам мужчину, она занялась делом, краем ухом следя за его повествованием, стараясь не вдаваться в подробностях о былом. С деловым видом вытащив птицу, Инге облизнулась, оценивая ее вес и будущий вкус. Она кивала демону, начиная при этом деловито ощипывать добычу, раскладывая перья по трем разным кучкам. Те, что подлиннее пойдут на оперение для стрел и на заточку для письма, их Ингрид связывала в пучок, что болтался как украшение на шее. Если вовремя не заменить на стрелах сломанные перышки существенно ухудшится меткость при стрельбе, чего в последнее время девушка не могла себе позволить. Другие перья, средних размеров и не прошедшие контрольный осмотр, бракуются и идут на иные нужды, а конкретнее – на зелья. В некоторых рецептурах были указаны компоненты в духе «перо из задницы ястреба» или «черное перо утренней птицы, что пролетела по кругу четыре раза и умерла в страшных муках». Чего порой не прочтешь в заметках Морры и ее предшественниц. Ну а пух птицы Инге аккуратно складывала в мешочек, что пойдет затем в подушку или теплое одеяло. Чистила птичку она быстро и ловко, так что совсем скоро та оказалась полностью очищенной от оперения.
- Я живу здесь, демон, - она пожала плечами, совершенно спокойно счищая последние перышки с жертвы, - Лес большой, плюс и Лысая гора недалеко. И людишки не достают.
- Ну, так что, теперь ты скажешь, как тебя зовут? – она поправила серебряные волосы, вылезшие из под плаща. Инге была немногословна и достаточно пряма в своих мыслях, только вот она как-то и не задумалась, как на такую прямоту может отреагировать демон. Наверное, заведет пафосную речь или углубиться в подробности своей прошлой жизни, в конце концов, старейшие существа всегда любили этим похвастаться перед такими незначительными насекомыми, как, к примеру, наша юная ведьма. В целом, девушка просто ждала реакции на свои слова и прозвучавшее ранее предложение о разделе птицы.

0

8

Демон хитро посмотрел на девочку, чуть улыбнувшись, прищуриваясь несильно.
- А как бы ты назвала меня, девочка? – его ухо чуть дрогнуло, уловив нечто, слышимое только ему. Но кроме дрогнувшего уха демон никак не выказан беспокойства или радости, или удивления, ничего.  Когда девушка дала ответ, их леса появились люди. Они появились одновременно, словно по команде делая тот самый шаг из тьмы на свет. Все они были одеты как попало, но не в лохмотья – на поясе каждого был пристегнут меч или кинжал, в руках у каждого были натянуты луки или взведены разномастные арбалеты, двое или трое держали метательные ножи. На груди каждого была защита, начиная от элементарной кожи, заканчивая весьма добротной кольчугой. Так могли выглядеть наемники, или очень-очень неплохо нажившаяся на чем-то шайка разбойников. После короткой паузы один из них начал речь:
- Эй, рыжий, мы не хотим драться. Мы пришли за ней. Отдай нам девчонку, не будем проливать ничью кровь. Мы сразу уйдем, не причиняя тебе беспокойства! Просто отдай нам девчонку. - Наемник или разбойник явно немного нервничал. Кто знает. Какие силы побудили его высунуться с обнаженным оружием на эту самую поляну. Либо очень неудачный день, а может неделя, когда все запасы съедены и сидеть в засаде в ожидании обоза было уже невозможно, не хотелось возвращаться с пустыми руками, потому что гнев или разочарование главаря или товарищей стоили гораздо дороже их жизней, а может у него просто ОЧЕНЬ давно никого не было, а может… В общем, гадать можно было вечно, но суть остается сутью – рыжий демон и девушка были в кольце пятнадцати вооруженных человек, которые держали их всех на прицеле и требовали выкуп. Не за спасение жизни окруженных, что странно, а просто требовали. Не угрожали, даже, словно бы извинялись, но требовали. Рыжий же никак не отреагировал на них, казалось бы, что он даже и не замечает, не видит. Он лениво взял лучевую косточку кролика и с ленцой принялся ковыряться в зубах.
- Да берите, - наконец-таки выдал он. Не шибко он быстро думал об этом, и не из-за страха он молвил это. Словно бы, даже, разрешая..
После того, как вся кампания удалилась, демон дожевал остатки кролика, накинул рубашку, собрал немногочисленные пожитки и двинулся в сторону города.
---->Улицы 10.35 18 июня 4945

Отредактировано Kaar’Rapialat (2013-01-12 21:07:30)

0

9

На уход от ответа Инге лишь хмыкнула, недовольно пожимая плечами. Да откуда ей было знать, как зовут этого демона? Она их что, всех запоминать должна? Да будь перед ней хоть сам архидемон, на нее не произвело бы никакого впечатления подобная реакция. Хмыкнув еще раз, она ответила:
- Ну, я бы назвала тебя Пожирателем… - она на секунду замолчала, с иронией добавляя, - кроликов.
Только вот стоило ей это сказать, как из леса один за другим стали появляться люди, причем явно не дружелюбно настроенные. Рефлекторно схватившись за лук, Инге нахмурилась, осознавая собственную беспомощность. Попалась она глупо, да и слишком просто. Прикусив губу, она косо глянула на мирно дожевывающего кролика неизвестного демона, но с удивлением услышала, что речь идет о ней. Едва не рассмеявшись, она с интересом уставилась на наемников, что видно совсем потеряли страх или остатки разума, начиная требовать от нее что-то. Сомнений не было никаких, про нее никто не знал. Одинокая ведьма, живущая в глуши леса не представляет никакого интереса для внешнего мира, что уж говорить о наемниках. Ни золота, ни драгоценностей у нее не было, чем она могла еще заинтересовать этих здоровых увальней? Телом? Да упаси Боже, можно подумать наемники никогда женщин не видели. Да и какой извращенец позариться на альбиноса? Тем более их вполне можно убедить в том, что это болезнь, заразная. И легко передается к таким вот идиотам. А реакция на происходящее демона так вообще забавляла, впрочем, что ему до дел смертных? Потеряв всякий к нему интерес, она уставилась на странных ребят, вышедших из леса. Тяжело вздохнув и улыбнувшись, направилась к ним, одновременно с этим касаясь самодельного кинжала рукой.
- Ну, что встали? Пойдемте уже, - от подобной наглости главарь наемников поперхнулся, уже собираясь что-то сказать, но был перебит взмахом руки ведьмы, - Тише. Иначе превращу всех и каждого в крысу. Неужели не слышали про ведьму Темного леса? То-то же.
С этими словами она хлопнула по руке потянувшегося к ней верзилу, шикнув в него проклятьем и удаляясь вместе со странной компанией, что растерянно смотрели на нее, хлопая глазами, в которых прорезался испуг. Рассказы об ужасах леса слышал каждый, а проверить ее слова никто не решался. Судя по всему, они были сами не рады тому, что их потенциальная жертва обладает магической силой. И сами того не ведая, направились вслед за ведьмой на Лысую гору…

------------> Трактир "Сапог эля" 10.30 18 июня 4945

0

10

Начало игры. 19 июня 23:54.

Бывают пробуждения резкие и быстрые, как будто ты одним рывком выныриваешь из холодного водоема на поверхность и полной грудью вдыхаешь еще более холодный воздух. И в этой его скорости есть своеобразная прелесть. Но пробуждение девушки было другим: долгим и каким-то пассивным. Она то открывала глаза, то снова проваливалась в мягкую обволакивающую тьму и долго еще лежала, тупо глядя в пространство, прежде чем обрела способность соображать. Мысли текли вяло, путались, ускользали, но они были. И это уже не плохо. 
Девушка села и, морщась, растерла затекшую шею, затем осмотрелась. Вокруг частный густой ельник. Стрекочут сверчки, где-то заухала сова, прошуршал в траве мелкий грызун. Она же, несчастная и одинокая, вздрагивала в ответ на каждый шорох, крутила головой, взгляд ее метался. Путница не помнила, что это за место и как она сюда попала, не помнила и того где жила и что делала до этого. Как будто… как будто и не было меня вовсе… Ощущение паники все нарастало. Ведь человек невольно начинает бояться, оказавшись в незнакомом месте, а представьте, что вы не только не знаете окружения, но и абсолютно не знаете ни своего прошлого, ни то, кто вы вообще есть.
Страх! Оно чувствовало страх! Страх той души, в которой зародилось Оно. Первая робкая попытка пошевелиться, ощупать, осмотреть свою носительницу… Страх пьянил, страх дурманил… и страх был вкусным, давал силы. Оно впитывало страх этой девки все своим существом, и разве что не фырчало от удовольствия.
Девушка затравленно озиралась по сторонам, сидела тихо-тихо, старалась почти не дышать. Попытки перерыть свое сознание не увенчались успехом – ни малейшего следа воспоминаний. И только звенящая пустота внутри, как будто недостает какой-то очень важной частицы себя. Но какой? Руки автоматично перебирали прядку спутанных и тусклых волос. Босые ноги мерзли, грязное рваное платье нисколько не защищало от ночного холода. И тем не менее, ритмичные движения руками успокаивали, да и есть все-таки предел человеческих чувств. Рано или поздно, но перестаешь бояться, тем более, если четкого конкретного источника, угрожающего твоей жизни нет. В очередной раз проведя рукой по спутанной пряди девушка нащупала на своей шее кругляшек металла, теплого от постоянного соприкосновения с ее телом. Она постаралась его рассмотреть: ничего особенного, просто отшлифованный металлический диск, на котором выгравированы буквы. Разобрать их было не легко, для этого пришлось встать на уставшие ноги и выйти из-под древесной кроны, чтобы дать возможность лунным лучам осветить надпись. «Адель» - прочитала девушка. Какое красивое слово… имя?.. Мое имя...

0

11

Начало игры. 19 июня 23:50.

Леса таят в себе множество тайн и опасностей, это вам скажет даже ребенок, наслушавшись сказок о зловредных ведьмах, больших серых волках и пугающих вивернах, что не побрезгают мясцом случайного путника, сбившегося с пути. Взрослый же упомянет разбойников и прочих нелицеприятных личностей, что скрываются от закона в тех же лесах, причем порой они являются куда более серьезной проблемой, чем случайная виверна или ведьма. А если лес, ко всему прочему, еще и волшебный, то совсем пиши пропало, считай, что без приключений на свою пятую точку ты из него точно не выйдешь, а то и вообще останешься в нем гнить, как удобрение для корней многовековых деревьев и корма для разных зверей. Да, опасное это дело, ночевать в Темном лесу.
Так уж получилось, что ночь застала Юргена на полпути к Игнису, городу, который должен был стать для него новой страницей в его короткой, но интересной истории жизни. Славная столица Низерленда, воспетая в песнях и сказаниях, что дошли даже до его далекой Родины, чудесная и непредсказуемая, по словам бардов, что очень и очень любят приукрасить красным словцом свои мелодии. Юноша намеревался какое-то время провести в городе, найти работу, по возможности разузнать побольше о культуре нынешних существ и подзаработать, поскольку его неприкосновенный запас путешественника, кошель из кожи буйвола, стремительно терял свой вес, а вместе с ним и золото, заработанное тяжким трудом. В одной из деревень ему на пальцах объясняли, как пройти через лес и как добраться до Игниса не по частям, а сравнительно живым и здоровым. Крестьяне твердили про какой-то «ужас леса», «ведьм», «Лысую гору» и «шабаш», но для иноземца подобные предостережения мало что значили. Так что молчаливый Юрген лишь кивал головой и с тихой решительностью зашагал в сторону столицы, правда, не рассчитав правильно время. И вот, перед ним встал вопрос. Что делать дальше? Продолжить путь в кромешной тьме и заблудится, либо заночевать на свой страх и риск под одним из кустов? Недолго поколебавшись и решив, что сон на земле лучше, чем свернуть себе шею, запнувшись о корень, юноша начал разбивать подобие лагеря.
И тут до него донеслись чужие мысли. Растерянные, путающиеся обрывки человеческого «я», словно пробужденного ото сна. Удивленный, Юрген положил руку на рукоять клинка. «Еще один путник? Или разбойник? А может, та самая ведьма?», его собственные мысли предельно осторожно шелестели в голове, ненавязчиво стараясь помочь определиться с угрозой. Он делал тихие, осторожные шаги в сторону, ближе к елям, что скрывали от его взора человека. Казалось, что в ночной тиши он слышит удары собственного сердца, спокойные, ровные, точно удары барабана.
Какого же было его удивление, когда в ночной тьме в глаза ему бросились светлые густые женские волосы, небрежно растрепанные по плечам. «Девушка? Но, что здесь она делает?», рука на мече дрогнула, юноша точно окаменел, совершенно не понимая, как такое возможно. Под ногами хрустнула веточка, ночная птица с уханьем сорвалась с ветви и, делая размашистые взмахи крыльями, умчалась прочь. Молчание сковывало, душило в своих объятьях, призывно требовала сказать хоть что-то. Если бы в его случае можно было говорить.
«Кто ты?», - раздались слова Юргена в голове незнакомки. Он не хотел шокировать ту своей телепатией, но в такой темноте просто не оставалось выбора. Вряд ли бы она разобрала его язык пальцев, да и с мечом наизготовку сложно вести разговор… Воин старался быть мягче, не врываться силой в мысли девушки, давая той привыкнуть к странному ощущению чужой силы извне.
«Ты заблудилась?», - предположил он, делая шаг к ней.

0

12

Кругляшек металла, уже такой родной и любимый, лежал в ладонях, это была ее единственная ниточка к прошлому. Если, конечно, существовало оно… это прошлое… Нет! Существовало, было, не могло не быть! Ниточка тонкая, едва осязаемая, но уже напомнившая девушке ее имя. То, что выгравированное слово, было именно ее имя, Адель просто знала, и с каждой секундой осознаннее это крепчало. Путница прижала кулон к груди и, наконец, осмотрела себя – бледная и худая, одетая в запачканное, местами драное платье, покрасневшие следы на запястьях отзывались глухой болью на прикосновения – зрелище было достаточно жалким. Жаль, что я не вижу своего лица… Ведь черты его девушка не помнила, как и все остальное.
Неподалеку хрустнула сухая ветка, с криком взвилась в небо ночная птица. Этот звук был слишком резким для размеренного шелеста ночного леса. Адель испуганно вскинула голову, инстинктивно сделала несколько шагов назад и спиной наткнулась на ствол сосны. Девушка спряталась за деревом, обняла его руками, как родное, словно ища защиты. Она пыталась вести себя тихо-тихо, старалась почти не дышать, но стук ее сердца, казалось, слышал весь лес, а от дрожи шевелилась сосновая хвоя.
Сколько же безудержного страха может выдавать одно маленькое глупое существо! Но ему это было в пользу. Оно крепчало с каждым глотком, чувствовало себя все увереннее в этой душе, в этом теле, оковами стискивая эти воспоминания…
И только уже спрятавшись за дерево, которое, впрочем, являло собой весьма сомнительное укрытие, девушка разглядела в тени ветвей незнакомца. Страх постепенно угасал, сменившись сначала остаточным испугом, потом легким беспокойством. Ведь это был человек, такой же человек, как и сама Адель. А значит, он не может причинить вред. Так они и стояли, изучая и разглядывая друг друга. Парень был светловолос и достаточно молод. Едва ли можно было в темноте и с такого расстояния разглядеть черты лица, но девушке он казался красивым. И она даже позволила себе робкую улыбку.
«Кто ты?» - Эта мысль прозвучала у девушки в голове, хотя ей не принадлежала.
Что это? Адель вздрогнула и еще сильнее вжалась в дерево. Весьма неприятно чувствовалось наличие чего-то чужого в ее собственном сознании. Она склонила голову набок и вновь посмотрела на незнакомца. Казалось, он ждал ответа. Это ты?
«Ты заблудилась?», - парень сделал шаг вперед, чем убедил девушку в своей правоте. Адель осталась на месте, подавив в себе желание сделать шаг назад и продолжая обнимать дерево. Заблудилась? Не знаю… наверное…Молчание затягивалось. Стоило что-нибудь ответить.
- Д… да… -  голос получился каким-то хриплым и тихим от долгого молчания. Девушка прокашлялась, - …кажется…
Здесь в лесной глуши человеческая речь звучала как-то дико и неестественно. А у этого юноши получилось задать вопрос куда более гармонично. Мысленно… может, мне тоже не стоит говорить вслух? Но я ведь так не умею… или умею?.. не помню…

Отредактировано Адель (2013-02-02 20:14:14)

0

13

Секундное замешательство, скрип кожаной перчатки по рукояти клинка и тихий вздох. Казалось, что тихий шелест листвы над головой притих, задумчиво умолкая и затихая в ожидании дальнейших действий незваных гостей. Впрочем, он никогда не боялся тишины, напротив, скорбное молчание было печальным другом немого воина, сопровождающее его повсюду. Но какого же было девушке, хрупкому и, судя по всему, крайне испуганному созданию в этой ночной мгле, один на один с тем ужасом и страхом?
Но, разглядев легкую тень улыбки на губах незнакомки, беспокойство сменилось робкой радостью и теплотой, точно где-то внутри груди разгорелся огонек тепла, мгновенно растопившей всю глыбу неуверенности. Юрген убрал руку с клинка, спокойно продолжая разглядывать таинственную девушку, что свалилась на его голову, как снег с горных вершин. Бледные волосы, большие испуганные глаза и на удивление легко одетая, казалось, что ее мелкая дрожь (испуг или холод?) физически ощутима. Воспитание Вирго твердо давало знать о себе, не раздумывая долго над своими поступками, он протянул девушке руку, предлагая выйти из своего укрытия.
«Не бойся. Я не причиню вреда. Здесь недалеко мой лагерь, там найдутся теплые вещи», - бросать несчастную посреди леса казалось варварством, дикостью, да и вовсе не мужским поступком. У людей севера были свои принципы и своеобразный подход к женщинам, которых ценили и почитали, как существ, дающих жизнь и будущее народу. Хоть девушка перед ним и была иноземкой для Юргена, смысл от этого не терялся, прежде всего им двигало желание помочь путнице, разобраться в ее проблемах и защитить от трагичной судьбы.
Единственное, что откровенно настораживало Вирго в этой девушке, так это странная раздробленность мыслей, словно целостность личности разбили на мелкие кусочки, как трескается весной лед, распадаясь на огромные глыбы. Так и в ней было нечто подобное, настораживающее и неведомое для самоучки Юргена, что разбирался лишь в бою и совсем немного в магии, а чужая душа – потемки. И в душе плескалась неуверенность, легкая тревога и нехорошее предчувствие, правда, все это отошло на второй план, стоило только юноше подвести свою новую знакомую к своему импровизированному лагерю. Там он выудил из огромного походного рюкзака теплый плащ, протянув его девушке.
«Мое имя Юрген», - представился он, собирая хворост в кучу. Разводить костер ночью в лесу равносильно тому, чтобы размахивать красным флагом и кричать «Мы здесь!», но решив, что девушке необходимо согреться, путешественник решил рискнуть.

0

14

В сгущающейся тишине Адель слышала свое дыхание и стук собственного сердца, скрип кожи по рукояти меча. Любой другой человек, будь то воин, разбойник или просто странник, встретивший незнакомца в лесу, насторожился бы. Но девушка даже не обратила внимания ни на само оружие, ни на кисть, лежащую на рукояти. Зато она заметила, как потеплели глаза незнакомца. В голове снова зашелестела чужая мысль. И на этот раз она уже не была настолько неожиданной, а ощущение столь пугающим, но некий дискомфорт все же оставался. Я не буду бояться. Девушка улыбнулась. Ведь если он говорит, что не причинит вреда, то так оно и есть. Правда ведь? Адель вложила свою бледную тонкую руку с красными следами от веревок и железа на запястье в протянутую ладонь юноши. Так приятно ощущать чью-то поддержку и заботу.
Девушка ступала по земле мягко, было заметно, что она вполне привычна к прогулкам босиком. И все же, иногда Адель легонько всхлипывала, наступая на очередную шишку или колючку, или теряла устойчивость и опиралась на своего спутника. Ступни то и дело отзывались болью, наверняка пораненные в некоторых местах. Как же так? Как будто я от кого-то бежала… Или слишком долго шла по лесу?..
Достаточно быстро они дошли до места, где остановился незнакомец. Девушка опустилась на мох и с радостью приняла предложенный юношей плащ.
- Спасибо, - Адель говорила тихо. Звучание человеческого голоса казалось ей каким-то слишком неестественным посреди музыки ночного леса – шелеста листьев, шороха ночных зверьков и стрекота насекомых.
Путница поджала колени к груди и завернулась в плащ. Его вполне хватало и на то, чтобы закрыть спину и плечи, и на то, чтобы укрыть поджатые ноги. Только теперь Адель осознала, как же на самом деле она замерзла. Так часто бывает, что холод в полной мере ощущается, когда оказываешься в тепле. Так что разведенный мужчиной костер пришелся как нельзя кстати. «Мое имя Юрген»
- А мое… Адель… - фраза эта прозвучала как-то робко, как будто девушка сама не была в ней уверена.
Рука ее потянулась к кулону, сжала металлический диск.
– Да. Адель, - добавила она уже чуть громче и увереннее.
Весело трещало пламя костра. Девушка протягивала к нему руки, любовалась танцем огненных языков, яркими и живыми блестками искр. И все, казалось, теперь будет хорошо. Адель улыбалась задумчиво и даже мечтательно. И разглядывала при свете лицо нового знакомого. Юрген… красивое имя.
Страха больше не было. Его носительница больше не боялась. А ведь он был так сладок! И давал силы… А значит, нужно заставить ее как можно чаще испытывать столь вкусное чувство. И Оно это обеспечит. Но на это нужны силы. А пока их не много. Значит, сейчас спааать…
Вот только… пустота никуда не делась. Как будто что-то потеряно. И Адель крепче обняла колени, в интуитивной попытке закрыть дыру.

+1

15

Развести огонь оказалось не так легко, как он предполагал ранее. Сырые дрова, темнота и общая картина ночного леса в целом, действовала угнетающе. Скрип деревьев, уханье совы и фактически ощутимый на вкус пробирающий холод. Впрочем, Юрген соврал бы, если бы сказал, что ему было холодно. В его теплых северных одеждах было даже жарковато, но как говорится, жар не холод, костей не ломит, а в такие вот моменты просыпалась легкая ностальгия по трескучим морозам родного Нимуро. Заснеженный дом, расположенный за морями и островами, такой далекий и трепетно хранимый в сердце. Невольно ощутив укол меланхолии и некой старческой тоски по дому, мужчина покачал головой, разводя костер из сравнительно сухих листьев. Весело разгоревшийся костерок мгновенно притянул к себе ночных мотыльков и прочую летучую мелюзгу, что буквально танцевала на языках пламени, уходящим в ночное небо. Пододвинувшись поближе к теплу, воин бросил любопытный взгляд на девушку, присматриваясь к ней получше.
Адель. Порой ему казалось, что он никогда не сможет привыкнуть к странному звучанию иноземных имен. Такие разнообразные и необычные, каждое звучит по-своему красиво. А-дель. Одновременно мягко и твердо, так и хочется произнести его, попробовать на вкус, но…невозможно. Остается лишь вертеть в уме, представляя его в разных интонациях, разными голосами, разными способами. Взгляд остановился на медальоне девушки, что призывно блестел в свете костра металлом. «Адель», - было выведено на нем каким-то витиеватым, необычным шрифтом. Юноше потребовалось некоторое время, чтобы присмотреться и разобрать буквы, к своему стыду замечая, что его знание Низерлендских наречий далеко до идеала. Осознавать, что ты не такой уж и выдающийся человек довольно таки неприятно, но подобное ощущение быстро проходит с теплой надеждой, что в дальнейшем все может измениться.
Подбросив в огонь сухой коры, Юрген вдруг ощутил на себе пристальный взгляд Адель, что втихаря нет-нет, да и разглядывала его самого. И все бы ничего, если бы до него не долетела ее мысль, что пробудила на щеках воина легкий румянец. Как такового опыта общения с девушками у него не было, да и кто станет общаться с юродивым? А тут…чистое создание. Казалось, что в ее мыслях нет дурных помыслов, да и то темное ощущение чьего-то присутствия отступило. Редко можно встретить такую душу в Темном лесу.
«Ты голодна, Адель?», - и не дождавшись ответа, Юрген стал рыться в рюкзаке, наугад вытаскивая из него предметы, точно фокусник в цирке. Нашарив рукой завернутый в ткань хлеб, юноша протянул его девушке, с неким удивлением замечая следы от кандалов на ее тонких руках.
«Кто так тебя? Ты… не помнишь?», - он снял с руки загрубевшую кожаную перчатку, осторожно касаясь истертыми и сухими пальцами покраснения на запястье девушки. Медленно осмотрел небольшие мозоли и легко отстранился, с какой-то вымученной улыбкой посылая мысль.
«А еще ты ничему не удивляешься. Почему?».

0