Затерянный мир. Больше, чем Демон.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Затерянный мир. Больше, чем Демон. » Пригород » Трактир "Сапог эля"


Трактир "Сапог эля"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Не известно, кто намалевал вывеску этого «почтенного» заведения, но на ней изображен улыбающийся детина, обнимающий сапог, полный пенящегося эля. Руки – колбасы и красное лицо лишь добавляют изображению шарма. А уж сверкающий новый сапог так вообще предел мечтаний!
Дополняет настенную вывеску выступающая, представляющая собой длинный железный прут, торчащий из стены прямо над дверью трактира. На пруте подвешен замечательный дырявый ботфорт, добавляющий посетителям массу новых впечатлений. Самые высокие стукаются об него головой, а в дождливую погоду в нем скапливается вода, выливаясь через дыру в подошве прямо на входящих.
Сам трактир стоит своей вывески – низкий потолок, маленькие окна, грязный пол, относительно чистые столы и стаканы и замечательная новинка, придуманная хозяином – лавки, стулья и столы прибиты к полу такими большими гвоздями, что не выдерет и силач. Трактирщик не любит драк в своем заведении. Он почти всегда стоит за стойкой, протирая грязной тряпкой кружки. Еще из обслуги здесь кухарка и довольно миловидная девушка разносчица. Вышибал нет, хозяин заведения, бывший наемник, сам кого угодно выгонит.
Зимой тут слишком холодно. Летом – слишком жарко. Еда – не шикарна, но довольно съедобна и, к тому же, свежеприготовленная. Вино дешевое и довольно кислое, но вот эль приличный. Цены не кусаются. В общем, непривередливым клиентам этого вполне достаточно.
Ах да, еще одно неоспоримое достоинство этого трактира  -местная публика никогда не поинтересуется, кто вы и откуда. И ожидает того же самого от вас.

0

2

21 июня 4945г. 9:00.
---------> Темный Лес

После смерти Морры, казалось, вся жизнь пошла под откос. Беспечные сытые деньки помахали платком на прощание, обернулись перелетной птицей и умчались прочь, не оставляя Инге никакого шанса вернуться обратно. Она осталась одна. Инге была знакома с одиночеством, но прежде, до этого момента, никогда не оставалась одинока. С ней была мать-наставница, а с той и лесные звери, случайные гости, старшие ведьмы, что общались с Моррой. В последний год все резко изменилось, а Ингрид впервые ощутила острую потребность в живом общении, страшную нехватку новых ощущений и впечатлений. Так она и решила для себя, начиная собираться в самое настоящее путешествие. Поход на край света, который должен бы все изменить, исправить и дополнить всю мозаику ее серых будней, пропитанных лесными запахами и легким полумраком.
Но что подвигло ее на столь рискованный шаг, как выход в люди из своего укромного жилища, родной чащобы, укрытой буреломами и оврагами, болотами и непролазными топями? Встреча с красным демоном? Едва ли. Может, те наемники, которые по собственной глупости нашли свое последнее пристанище на Лысой горе? Нет, не они. Просто вспышка силы, красочное видение, что стало путеводной звездой, указавшей своим светом дорогу Ингрид. И та поняла, что ее время пришло, раз пророческий дар указал ей путь к новой жизни во внешнем мире. В своем видении ведьма увидела море, невероятное и пугающее, что манит своей величественной силой. Море шепнуло Инге о сокровище, утерянном знании, что стремиться выпорхнуть из оков забвения и показаться на страницах истории в новом свете. Ветхая страница книги со знакомыми древними символами, последнее, что она запомнила, прежде чем очнуться в своем крепком домике, оплетенном ведьмовскими чарами.
Два дня ведьма готовилась к выходу в люди, прибираясь на дому и собирая поклажу в путь. Она не хотела брать с собой слишком много вещей, но и с другой стороны, мало ли что понадобится ей в странствии? Решив подойти к вопросу путешествия с практичной стороны, Ингрид выбросила лишние тряпки и книги, мрачно набивая большой походный рюкзак склянками с зельями, мазями, маслами и редкими компонентами, что могли пригодиться ей в пути. Крепкий лук, неизменное оружие, к нему была взята запасная тетива. Подумав, Инге взяла теплую одежду, но обувь отложила, решив, что стоит купить новую. Из книг девушка захватила лишь два томика: гримуар Морры и свой, недавно начатый, к нему чернильницу и перо. Запас еды и увесистый кошель с золотом, последние штрихи. Походный рюкзак и без того получился тяжелым, но горящее огнем сердце ведьмы воспылало еще сильнее, лишь только представив себе свое путешествие получше.
Из леса она выбралась достаточно быстро, мысленно прощаясь с каждым деревцем, каждым листиком и милым домом. Она обещала вернуться, но потом, когда обретет нечто новое в душе, поймет смысл своего существования, найдет призвание и сделает что-то очень важное, пусть не для целого мира, а для себя. Облаченная в походный черный плащ, она остановила извозчика, что вез фруктовые плоды из деревни на продажу в столице. Толстенький и изрядно испуганный случайной спутницей, хозяин повозки взял с Инге лишь самую малость, справедливо рассудив, что лишние разборки с такой странной личностью с луком, рюкзаком и скрытым лицом, лучше не устраивать. Незаметно для себя девушка задремала, свернувшись калачиком рядом с мешком вкусно пахнущих яблок, с улыбкой на губах мечтая поскорее увидеть Игнис.
Приехав в столицу, провинциальная ведьма просто не могла сдержать восхищенного вздоха. Такого скопления людей она не видела никогда в жизни! А уж товаров то сколько! Загляденье! Но, быстро справившись с восторгом, она постаралась смешаться с толпой, едва заметив грузных людей в доспехах, сразу поняв, что это Охотники. Да, те самые Охотники, что забьют до смерти ведьму, лишь бы забрать ее силу себе. Люди якобы чести, защищающие мир от демонов… которым сама Инге очень даже симпатизировала. Юркнув в первую попавшуюся таверну, ведьма старательно придавала себе уверенный вид, храбрясь и утешая себя тем, что она добралась до своей цели. А события скоро пойдут так, как она видела в своем пророческом трансе.
Это заставило ее выдохнуть и тихим шепотом заказать официантке рыбу, что показалась ей наиболее аппетитной. Оставалось лишь ждать.

Отредактировано Ingrid Weiss (2013-01-11 18:59:11)

0

3

21 июня 4945г. 9:15
Первый пост.

- Бр-р, - выдала Саломея и плотнее закуталась в плащ, заранее сетуя и огорчаясь за примятый мех. Собственно, она могла бы этого не делать, не так уж и холодно было терианке, наделенной теплой шерстью по крайней мере в двух местах на бледном теле. Не то, чтобы сильно утепляло, Ири гораздо лучше грели душу недавно вырученные монеты в кошельке, но это лучше, чем совсем голым людям. Да и в конце концов, девушка ехала в пассажирской повозке. Дождь  барабанил по ушам, но только лишь звуком, а представляя, как бы она шла по этой слякоти сама, Саломея еще и ноги поджала под себя, совершенно не обращая внимания на посторонние взгляды. Ну и пусть! Сами не догадались так сделать, нечего винить в своей несообразительности ее, потомственную жрицу!
Да, иногда Саломея все-таки вспоминала, что она жрица. Обычно, когда ей это было выгодно. Кто-то удивлен?
Повозка со скрипом остановилась, и чуткие уши Ири дернулись, заслышав грузное "шлеп" - извозчик спрыгнул с козел прямо в лужу. За отвратительным чавком последовала нелитературная ругань, а затем полог повозки распахнулся. Небритое мрачное лицо уставилось на пассажиров, и некая тревога засветилась в глазах присутствующих.
- Вылазьте, приехали!
Ничего страшного. Никто не них не напал, стража в сумках не роется... Они уже ехали по единственной широкой улочке, вокруг начали появляться дома и трактиры, предлагающие ночлег и еду путникам, но до самого Игниса было еще далековато. Саломея так вовсе отказывалась шлепать по грязи хоть пару метров, что уж говорить о целом путешествии в центр столицы.
Сонные путешественники по одному вылазили на улицу и тут же корчили недовольные рожи, погода не располагала. Совсем не располагала...
- Шеф, ты попутал что-то, - решил высказаться плотный мужичок, выглядывая наружу. - Мы до Игниса договаривались.
- Вот и договорились, вот тебе Игнис! Я что ж, должон вас катать по всему городу?
Здоровяк, несмотря на грозный вид, только что-то неразборчиво заворчал и выскочил из повозки. А вот Саломея не была такой кроткой:
- С ума сошел! Я не полезу в эту мерзость! - капризным тоном сообщила девушка, прикрывая клыкастый ротик широким рукавом и сдвигая бровки в болезненном выражении.
- Леди видимо не поняла, я приехал в Игнис, вы заплатили, выметайтесь, пожалуйста, отсюда!
На самом деле извозчик еще рассчитывал успеть на ранний рейс и собрать из Игниса побольше попутчиков. Тогда до вечера он сможет добраться до следующего населенного пункта. Чуть промедлит - и его опередит другой предприимчивый владелец лошадиных сил.
Ири такой расклад совсем не нравился, она свесила ножки с края повозки и лениво оглядела нахала с ног до головы. Перед ним потерявшуюся кроху играть совсем не хотелось, Саломея еще в начале пути испытывала к нему недоверие и брезгливость. А впрочем, к кому она не испытывала их...
- Я никуда не пойду! Я заплатила за проезд до Игниса, а ты пытаешься высадить меня в какой-то дыре!
О других пассажирах она, конечно, не заботилась, Ири интересовала исключительно своя драгоценная шкура. Которой не пристало мокнуть под дождем.
- Это и есть Игнис, детка. Хочешь прокатиться дальше - выкладывай денежки!
- Да ни за что! - округлила глаза слишком бережливая (жадная) Саломея, за что и получила тут же:
- Ну, и прекрасно!
Извозчик не церемонясь подошел к терианке, ухватил за подмышки и легко поднял с седалища. Чтобы поставить на землю. Но не тут-то было! Ири резко ухватилась за мужчину, при ее габаритах увалень-извозчик был для нее все равно, что удобное кресло, и вскарабкалась на плечо, намертво перекрыв обзор незадачливому обидчику рукавами. Уши Ири так и заходили ходуном под капюшоном, сама девушка задрожала от гнева.
- Как ты посмел, урод?! Прикоснуться к жрице! - вообще-то, она сама на него залезла, раз уж на то пошло, но Саломею это не останавливало, - немедленно поставь меня на сухое место!
Для верности она даже тюкнула его кулачком по темени, что окончательно разозлило человека, и тот с сиплым хрипом быстро сделал два размашистых шага к ближайшему порогу и сдернул с себя хвостатую, установив ее подле таверны с глупым название "Сапог эля". Ну, кто в здравом уме будет пить из сапога, скажите на милость?
- Довольна? - рыкнул мужчина, отряхивая одежду, словно на нем сидела стая голубей, а не симпатичная терианка. Похоже, для него разницы не было. - Проваливай! В жисть не повезу больше твою братью!
- Больно надо! - не осталась в долгу ушастая. Она разозлилась так, что была похожа на свечу белейшего воска, вот-вот вспыхнет. Однако, своего она добилась - она стоит подле таверны, пускай и не самой лучшей, но все же она избежала перебежки под дождем и в грязи по колено.
Хмыкнув и спрятав подальше стянутый с пояса вредного извозчика мешочек, девушка распахнула двери и вошла в теплое помещение. Она не любила пригородные заведения, Саломея была большой охотницей до роскоши, но переждать дурную погоду можно и здесь. Тем более, что она тут же услышала заманчивый аромат любимой рыбы, навострила уши и расправила хвост. Теперь он торчал из-под плаща, изредка покачиваясь по собственной воле. Капюшон она тоже скинула, предоставляя посетителям глазеть на большие светлые уши на объемной из-за копны волос голове. Хотя, в Игнисе народ бурно не реагировал, здесь были как-то привыкшими к терианам. Говорят, они тут даже иногда работают, как обычные люди.
Мимо Ири пронесли блюдо с зажаренной треской, и жрица моментально облизнулась, почти интуитивно двинувшись следом за официанткой. И наткнулась взором на надвинутый капюшон, серебристые волосы, торчащие из-под него и огромную сумку рядом с, несомненно, девушкой.
- Мать моя Мио! - воскликнула Саломея, мигом меняясь в лице. Она узнала этот запах даже сквозь соблазнительные ароматы, хвост распушился, а клыки невольно ощерились. Терианке всегда тяжело давались встречи с магами. Или ведьмами. Даже если Ири была с ними уже знакома. Очень неуверенно двигаясь к столику, на который была водружена вышеозначенная рыбка, жрица сглотнула и как-то грустно поздоровалась, - здравствуй, ведьма. Я уж думала, ты сгинула у себя в лесу.
Вообще-то, Ири виделась с Ингрид всего-то полгода назад, но отношение к ней у девушки осталось неизменным: терианы боялись таких людей, и ничего с этим поделать было нельзя. Даже убедившись в честности старой знакомой, Саломея не могла себя заставить общаться с ней непринужденно.
Но все-таки девушка подсела к лесной обитательнице, завистливо принюхиваясь к рыбе на столе.
- Что заставило такую отшельницу спуститься в люди? - Ири зыркнула за спину, чтобы убедиться, что никто их не подслушивает. А то бывали прецеденты.

Отредактировано Salome Eery (2013-01-26 18:00:50)

+1

4

Пока Ингрид с любопытством провинциала оглядывала нехитрую таверну, она успела трижды пожалеть, что сунулась в столь дикий и непонятный мир. Ей казалось, что каждый человек, что бросал на нее любопытный взгляд - враг, а то и Охотник, ждущий удобного момента для того, чтобы снять с нее шкуру живьем. Или нет, поджарить ее на костре! Испуганной мышью сознание забилось в голове, дико паникуя и крича девушке о том, что пора убегать, причем, желательно, подальше, в родной лес… Но нет. Твердая, как скала, в своих решениях, девушка не собиралась бежать, поджав хвост и прятаться от мнимых проблем, что разрисовывало ей простое богатое воображение. Взмахнув светлой головой, она успокоилась, приводя расшумевшиеся мысли в порядок. Вот еще, отставить истерию, для нее слишком рано, а может слишком поздно, тут как Морий разберет. Ей двигала цель, которая, на первый взгляд, была легко осуществима и не представляла особой сложности. Ведьма думала, что главная ее проблема в том, как добраться до города, но по приезду в него оказалось, что в жизни существуют куда более существенные беды. Для начала, Инге не правильно представляла себе масштабы города, путая его с очень большой деревней, что и крылось в корне ее проблем. Казалось, что найти нужного человека не составит труда, а тут нужно и за собой успевать следить, за вещами (ушлые воришки тут как тут), Охотниками всех мастей и при этом попытаться еще отыскать иголку в стоге сена. Ну, или как любила говорить Морра, белого зайца на чистом снегу. Чуть вздохнув, серебряноволосая отпила из грубой деревянной кружки, лениво поглядывая через плечо на неторопливую добротную тетку, что колдовала над ее заказом. То, как быстро и ладно женщина справлялась с чисткой и потрошением рыбы, несказанно удивило лесную ведьму, что с уважением отнеслась к такой мастерице. Сама Инге не слыла гением кулинарии, подчас попросту недожаривая мясо птицы или перебарщивая со специями, за что получала нагоняй от приемной матери. Да, даже спустя годы, имя Морры все еще плотно сидело в голове у девушки, всплывая из воспоминаний с легкой грустью и привкусом меланхолии. Сделав еще один глоток, девушка тихо вздохнула, как вдруг дверь в таверну отворилась.
Бросив взгляд на вошедшего, Инге напряглась всем телом, точно дикая камышовая кошка, увидевшая то, что не ожидала увидеть. Быстро отвернувшись, она даже сжалась в комочек со слабой надеждой, вдруг пронесет? Вдруг не заметит? Может, показалось?
- Ваш заказ, госпожа, - мило улыбаясь, сказала разносчица, ставя перед ведьмой заказанную рыбу, что пахла так чудесно и славно, что невольно рот наполнялся слюной, а живот начинал урчать от удовольствия. На какое-то мгновение Ингри даже забыла о пушистой особе, что тут же напомнила о себе, при этом едва не привлекая к себе внимание всей таверны.
- Мать моя Мио! - о, этот чудесный голосок ни с кем ни спутаешь. Медленно поднимая голову, ведьма встретилась взглядом с очаровательной девушкой-терианкой, обладательницей самого роскошного хвоста, что прежде встречался лесной ведьме. Этот самый хвост трубой стоял от одного вида заклятой ведьмы, что и сама была далеко не в восторге от подобной встречи. Нет, антипатии к Саломее Ири Ингрид не питала, что вы. С ее стороны можно было даже увидеть легкую симпатию (выражающуюся, правда, в коротких и похвальных взглядов на шикарный хвост), смешанную со старыми предрассудками, касающихся териан.
- Здравствуй, Ири. А тебя, как погляжу, еще не поймали печатью? – в тон ответила Инге, улыбаясь своей странноватой улыбкой лесной дикарки. Ей нравилось подкалывать своих немногочисленных знакомых, впрочем, делала она это не для того, чтобы обидеть. Так, потехи ради, чтобы не слыть святой добротой, а поддерживать образ истинно страшной ведьмы. Но право, как же так получилось, что они встретились в огромном Игнисе? Роковая случайность? Или очередная подножка судьбы, ведущая пророчицу сквозь время?
- А тебя действительно так интересуют ведьмовские дела? – промурлыкала она, пододвигая тарелку поближе к знакомой и делая жест рукой разносчице, дабы та принесла еще одну порцию. Не подумайте, что Инге была человеком широкой души и готова была накормить каждого страждущего, нет, увы. Простой расчет не позволил ей беспечно наброситься на еду, справедливо замечая, что эта милая терианка может поднять такой крик на всю таверну про лесную дикую ведьму, что Ингрид пришлось бы лететь на своих двоих вон из города. Так что, решив лишний раз перестраховаться, девушка подперла голову рукой, продолжая улыбаться своей потусторонней улыбкой и пододвигая тарелку к цепким лапкам Ири.
- Этот город такой большой… А сидеть вечность в лесу удовольствие малое. Как же тебя занесло в эти края, пушистый хвост? К тому же в такую… малоприятную таверну?
Да, таверна была действительно своеобразная. Здесь не собирается высший свет, да что там, любой порядочный человек вряд ли бы зашел в такое место, насквозь провонявшее плохим пивом и портовой рыбой. А Саломея Ири относила себя если не к высшему свету, то хотя бы к благородным особам, это Инге знала наверняка.

+1

5

Ири быстро сориентировалась, подобрала хвост и чинно взвела наизготовку уши. Темно-серый плащ, скрывающий небесные цвета жреческих одежд, был деловито поправлен на плечах. Скамья оказалась неудобной, жесткой, совсем как в той пассажирской повозке, неприятные воспоминания о извозчике тут же заполонили светлую головку терианки, но, ничтоже сумняся, девушка отмела в сторону ненужные мысли. Поглаживая свой шикарный хвост, одновременно и расчесывая коготками малость спутавшуюся за время дороги шерстку, Саломея с видом оскорбленной графини чопорно выдала:
- Пусть только попробуют, мориево семя, меня пытались словить полсотни раз, и остались ни с чем, - сделала вид, что не заметила, обращения к себе по родовому имени жрица и костеря на чем свет стоит опрометчивого Фрейре, назвавшего ее полным именем при этой ведьме. Не моргнув глазом девушка округлила свои подвиги, даже не упоминая, что магов среди этого юбилейного числа охотников до милых терианок можно пересчитать по пальцам одной руки. И то, видать, она не встречала по-настоящему искусных "печатников". Судьба благоволила молодой жрице, держа ее тропинки в стороне от реальной угрозы.
Был, конечно, один опасный момент в биографии воровки. Когда она наткнулась на богатую жертву, владеющую не только двухэтажным гаремом, но и каким-никаким штатом придворных чародеев. Двух Саломея успешно убедила в своей покорности, едва лишь взмахнув пышными ресницами и сложив губки бантиком, а вот с магессой случилась накладка, она в слезы "потерявшейся" не поверила - сама умела давить на жалость и прекрасно разбиралась в женских уловках. Вот от нее Ири пришлось побегать, весь дом разнесли, пока терианке не удалось слинять банально сквозь стены. Последний магический аркан кляксой размазался по потолку, чуть-чуть не успев прицепиться на воздушный хвост. Сердце Ири долго не могло успокоить бешеный ритм, девушка некоторое время не желала и уха выставлять из укрытия.
Стерва, - мысленно припомнила терианка этот липкий ужас магессе.
Наверно, легкая неприязнь (среди людей Саломея редко позволяла себе бурные эмоции) отразилась и на лице Ири, и вовремя, для следующей реплики это выражение подходило как нельзя лучше...
- Пф! - скорее даже возмущенно фыркнула девушка, не поблагодарив ведьму, придвинув к себе блюдо и запустив в него двузубую вилку. - Разумеется, я спросила не только из вежливости. Мне плевать на эти ваши колдовства и мороки, но видеть тебя где-то не среди деревьев и крапивы... Дан наконец-то спалил твой лес к демонам?
Кусочек пропитанной ореховым маслом и дымом рыбки отправился в несносный болтливый рот, и терианка на некоторое время заткнулась, наслаждаясь первой за сутки едой. Да, она не привыкла терпеть и испытывать свое терпение, но иногда случается так, что пообедать попросту не хватает времени, и думать о еде приходится в последнюю очередь. А тут еще и любимое блюдо Ири - озерная треска! Ну, может, и не озерная, Саломея все-таки лишь притворялась гурманом, и между океаническим окунем и окунем из реки вряд ли бы нашла больше одного различия: в размерах порции.
Скучно ей! Ха! Ушастая повертела своими локаторами, показывая, что шутку не оценила. Впрочем, не всем был знаком такой терианский жест.
Лесная ведьма - это не дворцовый маг, который пошел поотшельничать, а потом ему наскучило, и он решил вернуться в цивилизацию. Как Ири предпочитали чувствовать землю под ногами, напрочь отвергая обувь, так и ведьме требовалась подпитка от дубов-грибочков. Грубо выражаясь. По Ингрид было видно, что она ощущает себя не в своей тарелке, когда над головой не шуршит листва. Саломея вздернула носик, прожевывая еще один кусочек рыбы, изображая, как нужно вести себя в незнакомой обстановке. Невозмутимость терианки могла сделать честь королю на переговорах с вражеской страной. Направленные на этот столик взгляды она игнорировала, как если бы то был незначительный ветер, треплющий кремовую шерстку.
- Да, местечко аховое, надо заметить. Сидеть жестко, освещения мало, шумно, чем-то воняет, на полу разлито вино, - при этих словах северная лиса словно только что обнаружила все эти неудобства и передернула плечиком. А услышавшая реплику официантка неприязненно покосилась на взыскательную гостью, - но у меня нет выбора, ведьма, на улице дождь, а я не хочу намочить хвост.
Кажется, в этот раз сквозь гам окружения слово "ведьма" пробилось, и пара небритых лиц обернулась к девушкам. Но Ири высокомерно зыркнула на любопытных верзил и продолжила поедать рыбку, как ни в чем не бывало. Фрей в таких ситуациях обычно заводил какую-нибудь байку или отшучивался, и оскорбленные "дикаркой" люди успокаивались. Но эльфа сейчас не было с Саломеей, и раздражение в завсегдатаях начало потихоньку копиться.
- Вообще-то, я пришла проверить один милый сердцу слух о целом острове, доверху набитом драгоценностями. Вот выправится погода, и я доберусь до центрального Игниса. - Конечно, корыстная Ири выложила свои планы не просто так, ей позарез нужна была информация, и вдруг кто-нибудь уже слышал об этом острове? - Могу взять тебя с собой, покажу приличные заведения в этом городе, в Игнисе есть и хорошие обедальни, не то, что эта вонючая забегаловка.
И ведь бывшей жрице и в голову не приходило понизить голос.

Отредактировано Salome Eery (2013-01-28 12:05:47)

+1

6

Ох, Саломея Ири! Чертовка, но какая прелестная. Все в Низерленде последнее время стали судачить об «угнетенных» терианах, их несчастной доле и печальной судьбе в рабстве магов. Можно даже сказать, что это стало своеобразной модой, точно каждый уважающий себя сплетник не мог обойти стороной такую вкусную тему, обсасывая ее, как сладкую косточку. Перешептывались о восстаниях зверолюдей, будто появился, наконец, терианин с крепкими стальными… нервами, что вызвался вести за собой агрессивно настроенных представителей угнетенной расы и что, мол, это угроза первостепенной важности. Поговаривали, что все это козни демонов, а бывали даже такие байки, что сам Шан'И получил воплощение в этом ушастом революционере, намереваясь занять людские земли вновь и особенно отыграться на магах. Невольно вспомнился старый знакомый эльф, специализирующийся на магии печатей и рабах-терианах, что предназначались для работы «поди-подай-умри». Интересно, как бы заволновалась Саломея, узнав, что ведьма знакома с самим Мастером Зверей из Теневого Звена? Да наверняка не поверила бы, впрочем, порой Инге и сама не понимала, как же ее угораздило попасться в ловушку такого чудовищно сильного мага и, самое главное, выйти из нее живой. Да, возможно это был счастливый день для Ингрид Вайс и странный для Диаманта де Лимаса, что наверняка уже и забыть забыл о какой-то чудачке из леса, что на горе судьбы попала в его хищную паутину. Интересно, он сейчас в городе? Последний раз видение о нем было несколько лет назад, да и то больше похожее на сновидение, неуловимое на вкус, точно свежий запах грозы, когда птицы стрекочут над головой и прячутся в листве от надвигающихся потоков воды. Задумавшись, ведьма проворонила последние слова Ири, встрепенулась всем телом, точно испуганный заяц и уставилась на довольно таки свирепое личико девушки, что с видом знатока ковыряла рыбу и на чем свет бранила колдовство и все, что с ним было связано. Но стоило ей произнести страшные слова о гибели леса, как ведьма ощерилась, со странной предостерегающей интонацией в голосе отвечая:
- Слава твоей Богине Мио, мой лес стоит и будет стоять еще долго. К тому же, где еще отлавливать магам териан, кроме как в моих угодьях? Хотя твой хвост так раскошен, что просто возмутительно оставлять его без достойного присмотра. Или тот эльф все еще с тобой? – Инге поправила бинт на запястье, затягивая тот зубами. Грязновато-серого цвета он вовсе не предназначался для перевязи ран и царапин, нет, что вы. Просто Ингрид так защищала свою кожу от солнечных лучей, заматываясь во все тряпье, что находила и считала годным для такой важной задачи. Только вот вряд ли Саломея знала об ее кожных проблемах, такими вещами обычно не утруждают знакомых и клиентов.
Благодатная тишина воцарилась на какое-то мгновение, пока пушистый хвост был занят едой и не обращал внимания на происходящее вокруг, а Ингри лишь тихо бросала страшные взгляды на любопытствующих, мысленно желая всем если не зла, то хорошего несчастья. Ведь известно, что встреча с ведьмой не приносит ничего хорошего, а заговорив или растревожив ее, нарвешься на неудачи.
- Остров? – выдохнула лесная жительница, удивленно уловив знакомые нотки в словах своей знакомой, ахнув от удивления. Все верно, вот что она видела в своем видении, выманившем ее из лесного дома. Море, шептавшее ей о сокровище, не солгало, провиденье всегда приоткрывает завесу тайны. Возможно, Саломея истолковала неверно ведьмин вздох, списав его на нетолковость и тугодумие, ибо какие острова в ее лесах? Фи!
- Я не прочь пройтись со старой знакомой. Может, даже сослужу службу и наведу заговор на удачу в поиске твоих сокровищ, пушистый хвост. Только не боишься, что на сокровище том наложены чары, что токмо к убиению и годные?
Девушка замолчала, делая эффектную паузу и продолжая деланно безразличным тоном свою речь, которой намеревалась зацепить, точно на крючок, Саломею.
- Ах, как было бы жалко и глупо угодить в магическую ловушку, проделав такой долгий путь по морю… Или встретиться лицом к лицу с какой-нибудь тварью… Ну да ладно. Мало ли какая волшба бывает на свете. Может, тебе удастся остаться живехонькой.
Хихикнув своим словам, Ингрид с довольной улыбкой приняла у разносчицы рыбку, славно вздохнув в себя ее чудесный запах. Сняв перчатки и представив миру мертвенно-бледные ручки, ведьма ни сколько не смущаясь странного взгляда своей собеседницы принялась за еду. Манеры были аховые, но хотя бы не чавкала, уже радость. Впрочем, важно ли это было для человека, с высокого дуба плевавшего на глупые общественные нормы? Она была сама себе на уме, а остальные… как хотят. Пока путешественница аппетитно ела, Саломея Ири была полностью предоставлена себе и мыслям о грядущем путешествии. А ведьма, выплюнув кость на тарелку и облизнув языком губы, как бы между прочим сказала:
- Я могла бы сопроводить вас до острова. Многого не попрошу, земное богатство мне как собаке пятая нога. А вот ради редких трав, растущих на островах… Тут дело другое. В пещерах растет очень редкий и ценный мох, называемый «Багряным», но… тебе вряд ли это интересно.
О своей истинной причине она промолчала. Да и скажи она о том, что куда большую ценность представляет клочок бумаги, находчивая терианка быстро бы смекнула и в долю бы не пошла. А тут просто небольшая уловка, что позволила бы ведьме наложить ручонки на ценные бумаги…

+1

7

В обычную пору Саломея чутко следит за состоянием своего собеседника. Все остальное время она безбожно игнорирует намеки, угрожающие нотки и фальшивости. Колкости, правда, не выносит, на них терианка реагирует, как дикобраз - мигом выстреливает десяток иголок. да подлиннее, покрючковатее. Ох, не любит Саломея камни в своем огороде! Ушастая девушка сердито засопела, разглядывая ведьму из-под пушистых ресниц и отчего-то быстренько забыла, что ее угостили рыбкой, да и в принципе Инге являлась поставщиком порошков для Ири. Хотя, того, что ее угостили, она и не заметила. Как должное восприняла.
В душе поднялись сотни ропчущих голосочков, происшествие с Фрейре было слишком свежим, не успело сгладиться в памяти. Да и куда там, прошла-то четвертина месяца! Бывшая жрица еще секунду буравила белобрысую взглядом, но сдалась. Во всем облике Саломеи появилась некая усталость, и даже уши слегка загнулись назад. Совсем прижать их от стыда девушке не позволяла гордость. Нет, она ни за что не признает, что в смерти единственного друга была ее вина!
Скотина! Сволочь! Заставил меня чувствовать себя виноватой!
Саломея не заметила, как стала терзать вилкой несчастные остатки рыбы, в кашу размочалив оставленный напоследок хвост, как самое вкусное. Только когда зубцы с отвратным скрипом проехались по дну тарелки, терианка вспомнила, где находится и нехотя буркнула:
- Нету его, - даже взор отвела, не в силах смотреть кому-либо в глаза, произнося это, - Фрей... спас мне жизнь. И ушел. - Видя, что ее не понимают, Ири стала еще больше нервничать и раздражаться, - Его к..., - слово застряло в горле, как рыбья кость, - к..., - было видно, как тяжело девушке сказать это. Тем не менее, ни капли слезинки не было у нее в глазах, хотя омрачилось прелестное личико аки дождливая туча, - казнили!
Добравшись таки до кульминации предложения, жрица нервно сжала хвост в руках. Помолчала еще немного, старательно делая вид, что вышесказанное ее никоим образом не касается, но все же не выдержала и запричитала:
- Казнили! Отрубили голову, утопили с камнем на шее, растерзали лошадьми на четыре стороны! Сожгли на костре! Больше нет Лаяфеля, ясно? - кому она что доказывала? И, конечно же, все эти экзекуции происходили разом? Плечи предательски вздрогнули, но Саломея мужественно держалась до последнего. Ей впервые удалось перед кем-то выговориться, и пускай это была всего лишь малознакомая ведьма из леса, торгующая снадобьями. И все же выдержка Ири делала ей честь, девушка подменяла горе традиционным высокомерием и каким-то скрипучим тоном кинула официантке между делом:
- Молока подогретого. Или парного. У вас есть парное? Как?! Ха... подогретого.
Напряжение как рукой сняло, и уже вполне себе спокойные серые глаза уставились на ведьму. Пора бы вспомнить о сокровищах, сокровища всегда успокаивают. Как там рассказывал Фрей? "За сотней горизонтов, среди шума зеленых волн и песен сирен...". Саломея невольно воспряла духом и уже пренебрежительно фыркнула на предостережения Ингрид:
- Я уже не маленькая лисичка, чтобы бояться трудных путешествий. - Но кажется, все-таки ее проняло, упоминания об открытой воде заставили терианку еще раз прокрутить в голове слова эльфа. А вот неожиданное предложение альбиноски оживило и обвисшие уши, и зрачок в глазах стал круглым-круглым, почти как у людей. - Ты?! До острова?! Ведьма, да ты у себя в лесу, небось, черники объелась! Да ты посмотри на себя, тебе только в дождь и гулять, ходячая мумия!
Не то, чтобы Саломея была лицемерной... Такие вещи называют двойными стандартами. Изнеженную жрицу вполне устраивала идея отправиться на полностью оборудованном корабле к желанному острову. И пускай другие выполняют на судне всю работу. Конечно, такой план довольно груб и малоосуществим, но себя Ири без проблем числила среди благородного экипажа, даже, преодолевая морскую болезнь, вцепившуюся в терианку даже в фантазиях, стоя на носу корабля с подзорной трубой. А вот лесную жительницу (коей, конечно же, Ири не являлась ни разу), едва ли не впервые вылезшую к людям, она в этом путешествии не представляла никоим образом.
В голове на миг возникла картина с шалашом из веток и листьев прямо на палубе, и Саломея выдала чисто аристократический смешок, прикрыв рот ладошкой.
- Не смеши мой хвост, ведьма, как ты себе это представляешь? - снисходительно улыбнулась воровка, принимая из рук официантки кувшин молока и кружку.

Отредактировано Salome Eery (2013-02-01 22:39:49)

+2

8

Пост 1.
21 июня 4945г. 9:30

И вот он вновь в пути.
Четырех дней ему хватило, чтоб в очередной раз осознать, как его угнетают родные стены, и чтоб решиться на н-ный по счету побег. Женушке не привыкать, а всем остальным – тем более. С его приездом ровным счетом ничего не изменилось, Домом неизменно правила супруга. Фрейре снова задался вопросом, чего суженная к нему так привязалась-то? Каждый раз одно и то же. Высокой любви у них было ровно три часа, а глава Дома из него все равно никудышный, эльф это сам отлично понимал и не спорил.
Благородная…
Как обычно, одно слово стало ответом для миллиона вопросов. Остроухий тут же успокоился и ускорил шаг. Надо было срочно найти какое-нибудь заведение, где можно согреться, поесть, но, в первую очередь, забить трубку и раскурить ее. Подставлять качественную траву под холодные струи воды, неумолимо льющейся сверху, – похоже на кощунство. Лаяфель для этого пока слишком в своем уме. Относительно, конечно. Пролетающие в мозгу знания делали белобрысого все несчастнее, а на задворках уже просыпалась головная боль. Это волновало куда больше насквозь мокрой одежды и окончательно потерявших приличный вид волос. А он еще, дурак, свернул не там, да и очутился не пойми где. Вроде и Игнис все еще, а вроде уже и не гордый город.
- Морий. - Бесцветным голосом выругался Фрей и убрал сползшую на лицо мокрую прядь.
Остановился посреди улицы и поежился от пробирающей до костей сырости. Не задумываясь о том, что выглядит в глазах общественности полнейшим идиотом (такие мелочи его никогда не волновали), эльф повертел головой и нашел глазами вывеску некой таверны.
- «Сапог эля»? Хм-м.
Да-а. Он действительно еще слишком здраво мыслил. Зашлепав по лужам подошвой ботинок, Фрейре решительно зашагал по направлению к «Сапогу…». Какое ему дело до названия? Главное, чтоб там было сухо и давали горячую пищу. Желательно свежую. Было бы великолепно.
Слава Миорене, на меня больше не капает!
Имя богини напомнило блондину об одной пушистой знакомой. Стало любопытно, как она там. Последняя их встреча имела весьма неоднозначный финал. Гордая терианка наверняка даже и не вспоминала о нем после, а если и вспоминала, то осыпала нелестными фразочками в духе «ну и тупица», «ну и сам нарвался, дубина». Де Ренмалра усмехнулся. Дубина и тупица. Не смог оставить девчонку в беде, зная, что у него-то получится выкрутиться, а ей, несчастной, так и отрубили бы хрупкие ручки. Шмыгнув носом и утерев стекающие с лица капельки, эльф нашел свободный столик и уселся за него. Вот тут-то и начиналось самое унылое в трактирах такого уровня. Официантку ждать долго, а траву доставать рано. Чем еще заняться? Белобрысый принялся и в буквальном и в переносном смысле греть уши.  Только закрыл сначала глаза, а то от постоянного понимания начинало мутить.
- … Казнили!
Не повезло.
- … Отрубили голову, утопили с камнем на шее, растерзали лошадьми на четыре стороны! Сожгли на костре! – продолжал девичий голосок, показавшийся Фрею подозрительно знакомым.
Какая кровавая история.
- Больше нет Лаяфеля, ясно?!
Ужас. Закончить свою жизнь таким кошмаром…
Погодите-ка!

Лаяфель резко распахнул глаза и поискал надрывающуюся Саломею. Несомненно, это ее голос. И нашлась она быстро, ее снова легко было выделить из толпы, да и сидела она не так далеко. С ней за столиком сидела еще одна общая знакомая. Ну как, знакомая… Довелось эльфу пару раз с ней повстречаться. Никогда бы не подумал, что лесная затворница выйдет в город. Прищурившись, он подпер подбородок рукой и уставился на парочку.
Ведьма, вышедшая в свет…
Что это ты удумала с ней сотворить, Сэли?

К сожалению, в трактире было достаточное количество народа, создающего шум, за которым разговор девушек слышен уже не был. Бывшая жрица понизила тон, и Фрейре стало скучно. Особенно тот факт, что официантка никак не могла добраться до его стола, удручал. Зато мимо столика Ингрид и Саломеи она частенько проносилась. Эк он неудачно сел…
Придется помешать дамам.
Через минуту остроухий уже бесцеремонно шмякнулся на свободный стул за столом ведьмы.
- Знаешь, Сэли… Я почти не удивлен тем фактом, что мы снова встретились. Меня больше изумляет, что ты травишь байки не о себе, как это обычно случается, а обо мне. – Светская улыбка Инге. – Прошу прощения. Доброго утра, Ингри. Вот тебе и впрямь удивлен.

Отредактировано Freyre Layafel (2013-02-02 22:16:04)

+1

9

Упомянув эльфа, лесная ведьма и не ожидала, что такой безобидный, по сути, вопрос, ударит собеседницу по больному месту. Она буквально посыпала морской солью по открытой свежей ране, мало того, обливая напоследок все чистым спиртом. Глубоко в душе стало жутко неудобно, у терианки горе, ее вечный спутник растаман был не таким уж и плохим, хоть и эльфом… а тут такая промашка с ее стороны. Непростительная грубость, смеяться над чужим горем, над чужой смертью. Но на лице не дрогнул и мускул, наученная горьким опытом Ингри не собиралась петь панихиду по едва знакомому существу, осознавая, что есть проблемы и поважнее чьей-то трагичной казни. Все бывает на свете, может, травку в неположенном месте выкурил или с этой чертовкой в переплет попал… Не ведьмовское дело чужому горю сочувствовать, когда сама по этому горю шагаешь, пританцовывая, проделывая на чужом несчастье себе легкую дорожку, что режет босые ноги осколками искалеченных людских судеб.
- Все одновременно сделали? Жаль, - она чуть сгорбилась, закрывая глаза и произнося короткую молитву Морию, складывая когтистые руки в замочек, шепча одними губами короткие обрывки слов на древнем ведьмовском языке. Чтобы ведьма и молилась за чью-то душу? А почему бы и нет? Она не жрица, прощения и отпущения грехов у короля Мертвых не просит, так, облегчает путь несчастной душе, дарит ей огонек чародейский, чтобы не заплутал эльф во мраке смерти. Завершив небольшой обряд, она спокойно вернулась к трапезе с чувством выполненного долга, стараясь не смотреть на лицо Саломеи, что со всем присущим ей красноречием старалась скрыть боль утраты. Пусть выговориться, жрица Миорены, ее душа еще не полностью во тьме, пусть говорит, пусть живет подаренной ей жизнью от Лаяфеля.
Возвращаясь к разговору о путешествии, Ингри не сдержала едкого смешка, услышав гордые слова Ири о том, что она «Уже не маленькая лисичка». Какой оптимизм и безудержная самоуверенность! Наглость и счастье, возведенные в абсолют! Ей определенно слишком часто везло в этой жизни, хотя, пожалуй, самое большое счастье в ее жизни уже умерло… или нет?
- Два раза предлагать себя в спутники не буду, жрица, - сказала ведьма холодным, почти зимним тоном, точно в ее тихом голосе внезапно затанцевали льдинки, - Ты, пушистый хвост, явно недооцениваешь ведьм, почем зря. А стоило бы, если не хочешь прежде времени сбросить шкуру.
Желание разговаривать с этой снисходительно улыбающейся особой стремительно гасло и сходило на нет. Прямая и жесткая по натуре, Ингрид не намеревалась играться с этой жрицей, доказывая ей что-то о себе. Зачем? Захочет и сама доберется до острова, проблем меньше даже будет, чем с этим пушистым хвостом. Кто она ей? Знакомая, клиентка, не обязана же ведьма спасать ее от беды своей шкурой, как это сделал эльф? Кстати об эльфах.
Прошу прощения. Доброго утра, Ингри. Вот тебе и впрямь удивлен.
Повернувшись на знакомый голос, девушка с любопытством уставилась на вполне живого и здорового Лаяфеля, того самого, по которому она уже заочно помолилась Морию и едва скупую слезинку не проронила!
- Ведьмы встречаются также часто, как и ожившие мертвецы, - она с чуть посветлевшей улыбкой (лучик солнца пробился сквозь крону столетних дубов, заиграл светом) кивнула знакомому, на какое-то мгновение забывая про Саломею.
- Морий с тобой, Фрей. Я удивлена не меньше.
Тут она затихла, наблюдая за счастливым (ну или как сказать) воссоединением друзей, то и дело оглядываясь по сторонам. Чувствовала себя ведьма явно не в своей тарелке, точно действительно лишней она была, чужой в этом месте. С пустотой в груди появилось и другое чувство, такое знакомое и звенящее, словно уши закладывает и таверна в глазах темнеет, пропадает из вида.
Провидение? Сейчас?
Хлопнув глазами и отгоняя наваждение, Ингри косо зыркнула на парочку, заметили ли? Ее маленькая тайна, дар пророка был надежно скрыт от чужих глаз, да только вот лишняя предосторожность никогда не мешала. Тихо вздохнув, девушка уткнулась в свою тарелку, начиная гадать, что же могло быть в том пророчестве? Важное ли оно было? Или просто погода на завтрашний день?
А глаза нет-нет, да наблюдают за парочкой, тихо любуясь такими странными и чудными отношениями.

+1

10

Людей, бывает заносит. Вдохновение там, или душевная царапина, тормоза отказывают, иногда - очень невовремя. Ири тоже заносит. Почти всегда. И в этом не виноваты всемирные законы тяготения, подлости и равноценного обмена, к этому не причастна и любимая мозоль (она же детская травма), да и слава Мио, никакие душевные повреждения у Саломеи вроде бы не наблюдались. Характер у нее такой, заносчивый. А еще немного вредный, чуточку капризный, надменный, своевольный, лицемерный... А, нет, с последним разобрались, Саломея не может быть лицемерной, она всегда отдает себе отчет в том, что она делает.
Кроме моментов, когда ее заносит, конечно.
Ну, вы поняли.
По ходу, в этот раз ее белые коготки снова заскрежетали на повороте: ведьма почему-то восторга от Саломеи, такой милой, наивной и пушистой, не почувствовала, а напротив - кажется, обиделась. Задело ее что-то. Кто-то. Храбрящаяся терианка разом притихла, расслышав в тихом голоске лесной жительницы первые нотки приближающегося снегопада. Пререкаться и смеяться в лицо опасности Ири могла сколько угодно, пока эта самая опасность сама не улыбнется безголовой девушке. На личике "аристократки" отобразилось легкое смятение, Саломея очень хорошо скрывала ворчащий в душе страх и неохотно пробурчала:
- И что же ты сразу так сурово, я вовсе не это имела в виду, - пошла она на попятную, незаметно приглаживая мех. Бывшая жрица поднесла к губам руку и задумчиво поскребла слегка изогнутым когтем краешек рта, заодно и слегка кивнув официантке с долгожданным молоком, - по существу, ведь и мне пока рано думать о путешествии, я почти ничего не знаю о том острове. Нужно сначала раздобыть информацию.
Когда требовалось, Саломея могла идти на уступки. Когда перед тобой сидит малость рассерженная ведьма, например. Ушастая периодически сверяла состояние своей интуиции и выражение на лице Ингрид, не изменилось ли чего? Поняв, что карать ее прямо сейчас  не собираются, терианка сразу вернулась к возвышенному тону:
- Фрейре говорил...
- Знаешь, Сэли… Я почти не удивлен тем фактом, что мы снова встретились.
Как?! Как она не заметила этот сладковатый запах дурман-травы, сопровождающий наглого эльфа?! Да раньше она его за милю чуяла! Вежливый диалог с Инге поверг жрицу в шок, даже на лбу выступила испарина.
- Фрей! - перешла в ультразвук полупесец, от испуга вскочив на скамейку так ловко, что в цирке такой акробатке предложили бы баснословные гонорары. И единственное разумное (с точки зрения Саломеи), что она сообразила сделать, это применить по назначению кувшин молока, частично уже опорожненном на пол. Старая глина буквально лопнула, коснувшись белобрысой головы эльфа, черепицы полетели во все стороны, так что и ближайшим обедающим пришлось спешно отшатываться от молочного душа.
Ири напугалась еще больше, увидев, как предполагаемый призрак покорно теряет связь с миром и готовится осесть на пол. Она рефлекторно кинулась ему на помощь, обхватила своими хрупкими ручонками и вместе с ним рухнула под стол. Ну, не совсем так. Приземлились они довольно мягко. Саломея-то точно не пострадала. Огромными глазами она взирала на "мертвеца", на миг позабыв, что сидит прямо на нем, болезном, но как только вернувшийся к реальности эльф что-то недовольно заворчал, терианка с воплем рванулась к ведьме. Сейчас живая ведьма была чем-то более годным, чем не совсем живой Лаяфель. Ушастая даже позволила себе в ужасе прижаться к лесной гостье, дрожа всем телом.
- Ингри, ты же ведьма, изгони этого духа! Он даже с того света меня преследует! Это никогда не закончится! Его призрак вечно будет за мной шастать! - быстро-быстро шептала девушка, не спуская глаз с несчастного эльфа. То, что его запах жрица не услышала, она списывала исключительно на бестелесность Фрея (хотя удар кувшином ее в этой теории ничуть не смущал), а вовсе не на вкусную рыбку, распространяющую по всей таверне оглушительные для териана запахи. Саломея почти полностью закрылась от страшного духа огромным хвостом, только глаза да уши возвышались над пушистой преградой.

Отредактировано Salome Eery (2013-02-04 12:18:06)

+1

11

Как же это прекрасно, что обе девушки, сидящие за столом, не были представительницами высшего общества. Саломея могла сколько угодно напоминать, что она жрица Миорены, но ей и в голову не пришло упрекнуть Фрея в незнании, а главное, в несоблюдении правил хорошего тона. Она, к слову, вовсе не заметила его сначала, увлеченно о чем-то втолковывая ведьме. Может, оно и к лучшему, что первой среагировала на приход остроухого сдержанная Ингри. Поддерживая выбранную тональность беседы, он не смог ей не ответить.
- Что же тебя заставило покинуть родные земли? – искренне полюбопытствовал он, прежде чем…
Вообще-то Фрейре вполне себе живой эльф.
И он никак не ожидал, что Саломея вместо приветствия грохнет ему на голову глиняный кувшин. Наполненный. Будто ему дождевой воды в волосах не хватало. Нет, он, конечно, понимал, что от эгоистичной жрицы благодарностей за спасение острым эльфийским ушам не услышать никогда, но кувшином по башке – это все же совсем несправедливость какая-то.
Чтоб я еще раз геройствовать…
Промелькнуло в патлатой голове за секунду до того, как сознание сделало своему хозяину ручкой.
Темнота, звездочки, звездочки…
Когда Лаяфель вновь открыл глаза, он уже валялся на полу, и на нем по неясной причине восседала пушистая. Особой радости данный факт не вызывал, наоборот, только напрягал. Добить она его решила, что ли? Голубые очи округлились от удивления, когда Сэли, заметив, что приятель очнулся, вскочила с него и пулей отлетела к ведьме, что-то испуганно шепча последней. Расчудесная, мало того, что отправила закадычного друга в нокаут, теперь еще и шарахается как от прокаженного.
- Тоже несказанно рад тебя видеть.
Не пытаясь скрыть зарождающегося раздражения, буркнул эльф. Он, мягко скажем, не понимал, за что получил посудиной по несчастной черепной коробке. Мозг раскалывался теперь не только от количества информации, постоянно мелькающей перед мысленным взором, - соприкосновение с кувшином и полом добавило ярких ощущений. Помимо всего прочего, юная полупесец глазела на него с непередаваемым ужасом на лице, словно его действительно казнили, а он взял да и восстал из мертвых. Угнетало. Она настолько натурально изображала страх, что Фрей готов был ей поверить, если бы не одно «но». Ему даже в самых ядреных глюках не виделась собственная казнь, и он точно знал, что из темницы вышел живым и невредимым (правда, с компанией эльфов из Дома, ну да это не так важно).
Уши, тем временем, уловили часть слов, сказанных терианкой Ингрид. Остроухий, помимо своей воли не выдержал и расхохотался.
-Конечно-конечно. Я буду твоей вечной неумолкаемой совестью. – Подошел, щелкнул девушку по носу. – Юная леди совсем забыла о приличии. Кто так здоровается со старыми друзьями? Вот, Инге, ты б так стала приветствовать кого-либо?
Ради чего она ломает эту комедию?
Переставая валять дурака и присаживаясь обратно на стул, думал Фрейре. Мокрая рубашка неприятно липла к коже, так что пришлось на время оторваться от дум и осмотреть последствия бурного приветствия. Когда блондин увидел белые пятна у себя на одежде, его аж перекосило в лице. До этого момента он как-то не задумывался, что за жидкость плескалась в кувшине.
- Сэли! – не то стон, не то обвинение.  – Скажи мне, ради всего святого, почему именно молоко?! Ну захотелось тебе устроить драму, ну решила ты поиграть на публику, я уж не знаю, что в твоей ушастой головке творится. Но почему мо-ло-ко? Хоть бы вино было…
Стоило порадоваться, что свои инструменты остроухий отложил в сторонку когда только подошел к дамам. Было бы очень обидно, если бы цитра потеряла чистоту тембра из-за подобной глупости. Выругавшись сквозь зубы, Лаяфель пошел излюбленным путем. Все достало, болит голова, вокруг куча народа? Трубка молниеносно оказалась заполненной отравой.
Хоть на траву это дурацкое молоко не попало. Вздорное дитя.

+2


Вы здесь » Затерянный мир. Больше, чем Демон. » Пригород » Трактир "Сапог эля"