Затерянный мир. Больше, чем Демон.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Затерянный мир. Больше, чем Демон. » Флешбэки » Дурных путей нет, есть дурные встречи.


Дурных путей нет, есть дурные встречи.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s019.radikal.ru/i638/1301/36/0b452cfd442a.png
Жанр: Недалекое будущее. Обмен любезностями послушников.
Время и место действия: Конец июня. 4945г. Штаб-квартира Ордена Черного Пламени, а конкретно, подсобка юного алхимика Кернарда Шиорена, что на свою беду оставил дверь открытой.
Действующие лица: Ingrid Weiss, Кернард Шиорен
Краткое содержание/суть/направленность отыгрыша: Казалось бы, что может случиться такого с прибытием нового послушника в лице лесной ведьмы? По сути ничего особенного, только вот другой юный послушник забыл закрыть дверь в свою алхимическую каморку, что в итоге и стало началом…страшного.

Отредактировано Ingrid Weiss (2013-02-01 00:04:43)

0

2

Дни тянулись неспешно и ленно, точно они, подобно всем существам Низерленда, разнежились под лучами обжигающе горячего солнца, и их сморило под тяжестью сна. Неторопливые, как обленившиеся карпы в лесном озере, будни, не торопились бежать вперед и играть наперегонки с ветром. И ладно бы они просто были длинными, это еще простительно теплым дням июня, когда лето только входит в свою силу и наводит порядок во владениях, царственной рукой направляя жизнь во всем ее проявлении. Но помимо этого время казалось растянутым и раздутым, просто бесконечным, захлестывающее с головой и уносящее вдаль бурным потоком прохладной воды. Часы длиной как год, минута – целая вечность, опрокинутая в глазах-бусинках бабочки, плавно парящей над землей. И невероятная скука на кислом личике лесной ведьмы, что, явно не оценив прелести безоблачного жарящего денька, кутаясь в свои тряпки прячется в темных комнатушках Ордена, тенью блуждая по коридорам и зверем скребясь во все двери, что вызывали интерес и любопытство. Замкнутое пространство давило на нервы, действовало на настроение, точно клетка на разум вольного хищника, принуждая Ингрид подолгу стоять в дверях между адским пеклом, губительными ожогами и сырой темницей с множеством дверей и потолком, гнилой пародией на небо. Ее часто можно было найти на чердаке, где она, свесив ноги из окна делала пометки в тоненькой книжке. Это был ее гримуар, своеобразный полевой дневник ведьмы, в который она изливала всю свою тоску по лесу и надежды на скорое будущее, положившее бы первый кирпичик в новое начало. Или правильнее сказать, завершившее бы эту затянувшуюся историю с демонами?
Если ведьмы не было на чердаке, значит это призрачное создание познавало мир и с любопытством первооткрывателя засовывало свой длинный носик во все дыры, с дотошностью сыщика выискивая в штаб-квартире скрытые знания или просто любопытную информацию. Она любила ходить хвостом за Наставницей, подолгу разглядывала причудливый узор ее татуировок, походящий на кору дерева или длинную змею, что своим сильным телом сжимает нежную тушку жертвы. Экзотичная женщина таила в себе колоссальный запас магии и скрытых чудес, что был буквально манком для Инге, что точно мотылек летела на огонь таких таинственных Темных знаний. Дарнаала же часто разговаривала с еще одним послушником, мальчиком, почти юношей, которого Ингри представили как специалиста по алхимии. Недоверчивая ведьма, конечно же, состроила постную мину, мол, видали мы таких специалистов, а вот у нас в лесу…
И вот черт дернул скучающую магичку толкнуть дверь в комнатушку этого самого «знатока алхимии», как бы невзначай дергая ручку и проверяя, есть ли хозяин дома? К удивлению альбиноса хозяина не было, а вот его книги, славные тома и фолианты, обрамленные шикарнейшей кожей, с железными уголками и четкими, точно вырезанными, словами, были. Не сумев справиться с искушением, Ингрид тут же по-хозяйски забралась на кровать вышеупомянутого паренька, набрала столько книг, сколько смогла уместить в руках и с тихим вздохом облегчения погрузилась в чтение диковинных трактатов. В глаза то и дело бросались непонятные алхимические слова и формулы, своеобразные значки и символы, иной язык, чего только не было. «Тьфу их, алхимиков. Ишь, как замудрили! Acorus calamus! Тьфу! Эвон как они ирный корень обозвали! Арника горная! Да всю жизнь барашком звали или бараньем цветом… А пропорции-то какие! Где они видали чтобы так бешеную ягоду, белладонну, использовать? Нет, засиделись они в своих городах, нет в них даже капли сродства с природой!».
По мере прочтения трактата ведьма начинала все больше плеваться и негодовать, временами попросту не понимая, о какой траве идет речь. Бесконечная запутанность эпитетов, сравнения с какими-то совершенно дикими понятиями, окончательно злили несчастную Ингри, что в праведном гневе складировала книги как подставку для собственных ног, фыркая на всех авторов за отсутствие полевого опыта. Правда некоторые книги она бережно складировала рядом, особенно травники описанные простым, понятным языком. Отдельное внимание было уделено книге посвященной ядам, заметив в ней подробное описание знакомого снадобья, что часто варилось ей самой. В целом, ведьма как-то и забыла, что бесцеремонно ввалилась в чужие покои, разворошила осиное гнездо и не торопится убраться отсюда. Она была эталоном спокойствия, исполином мысли и духа, делающая короткие записки к себе в гримуар, на будущее.

+1

3

С самого утра Шиорена не покидало неприятное чувство «ойчтобудет». А когда он запоздало понял, что забыл запереть дверь в свою комнатку и что возвращаться уже нет времени (в Академии и так проблем хватало), чувство усилилось в разы. Там же лежат все его книги! Самые ценные и самые дорогие! Душа настоящего книжного маньяка содрогалась в муках всякий раз, когда услужливое воображение рисовало какие-то совершенно нелепые, но ужасающие картины. Керн пытался успокоить себя тем, что в штаб-квартире Ордена никому и в голову не придет сотворить что-то эдакое с его сокровищами, но он все равно все лекции просидел словно на иголках и первым после лектора вылетел из аудитории с последнего занятия.
По коридорам Академии запрещалось носиться с сумасшедшей скоростью, ненароком можно снести проходящего мимо уважаемого Мастера или не вписаться в поворот. Кернарду было плевать на запреты, он мчался по лестнице, перепрыгивая через ступеньки и отмахиваясь от гневных окликов в спину. Наверное, сегодня он бы сдал стометровку лучше всех.
Проклятье! Что за глупые мысли…
Книги, вернее, знания, заложенные в них, - вот что важнее всего. Послушник, один раз дорвавшись до формул, уже не мог представить свою жизнь без них, не мог представить себя, не ищущим и ничему не обучающимся. Наставница всегда смеется над ним, подшучивает, что в шестнадцать лет надо не этим себе голову забивать, но ей он готов простить иронию. Ведь она самая лучшая наставница, не мешающая ученику экспериментировать и уверенно направляющая его все далее и далее в мир магии.
Паренек усмехнулся и притормозил, восстанавливая сбившееся дыхание. Он никогда ей не признается в том, о чем сейчас подумал. Никогда он не покажет, что ей можно издеваться над ним. Слава Дану, она стала это делать меньше, что заметно облегчило жизнь Керна. Хоть и обидно, что это происходит не от возросшего к нему уважения, а из-за банального отсутствия времени у Дарнаалы. Помимо прочих дел, у де Вирайн появилась новая ученица. Шиорен никак не мог определиться с отношением к ней: то ли родственная душа (девушка тоже была искательницей знаний), то ли раздражает. Да, впрочем, и неважно. Они слишком мало общаются для отношений, сильнее нейтральных. Покивав собственным мыслям, юный алхимик ринулся далее по улице, спасать фолианты от неведомой напасти.
В свою комнату он вошел на удивление тихо, успев отдышаться перед входом в штаб-квартиру. Заметив неплотно прикрытую дверь, Керн решил сходу не буянить, что стоило ему огромных усилий, учитывая бурю эмоций внутри. Вошел, осмотрелся…
- Какого демона?!
На его кровати по-хозяйски разместилась новенькая послушница. Она с невозмутимым видом читала его книги, и, что самое ужасное, некоторые она подсунула себе под ноги, используя в качестве подставки. Такого кощунства Кернард не мог ей позволить. Забыв о приличии, он, бледный от злости, со всей дури залепил Ингри подзатыльника.
- Мало того, что вошла без спроса, расселась как у себя дома!.. – тихо начал мальчишка, постепенно повышая голос. – Так еще и никакого уважения к святыням! Ты хоть знаешь, что ты сейчас себе под ноги складируешь, сумасшедшая?! Конечности свои убери, ведьма! Встала и вышла отсюда! Совсем в своем лесу рехнулась и совесть потеряла?!
Он уже просто орал на девушку, не следя за собственными интонациями и словами. Интуиция не подвела его в который раз. Надо было забить на последующие проблемы в Академии и вернуться закрыть дверь, тогда бы он не увидел этой шокирующей картины.

+1

4

Ох, ведьме казалось, что в такой замечательной позиции на чужой кровати она может просидеть вечность и даже больше, почитывая странные замысловатые книжки и выписывая некоторые рецепты, доселе неизвестные. И тут ее дар провидицы сыграл с ней дурную шутку, попросту не предсказав ведьме о том, что ее ожидают неприятности. Дверь распахнулась с протяжным скрипом, и на пороге комнаты образовался паренек примерно пятнадцати-шестнадцати лет. Такой возраст, в котором еще не понятно, то ли перед тобой зеленый юнец, то ли молодой юноша, один шаг и мужчина. Инге оторвалась от книги, переложила ногу на ногу и с любопытством уставилась на незваного гостя, с запозданием понимая, что, судя по всему, это и есть хозяин комнатушки.
- Какого демона?!
На это Ингри лишь пожала плечами, поскольку сама толком не знала, какой конкретно демон отвечает за чтение книг и проникновение в чужие комнаты. Вряд ли Шан'И грешил подобным, но все же… Или этот стремительно бледнеющий пацан имел ввиду нечто другое?
Но тут этот маленький кричащий мальчик просто потерял всякое уважение и крепко треснул ведьму по затылку, явно не соображая, что только что натворил и, продолжая причитать с такой скоростью, что покрасневшая от злости девушка перестала воспринимать смысл после слов «сумасшедшая» и «ведьма». Кошкой соскочив с кровати, она зашипела, и с прыткостью дикарки сделала коварную подсечку по ногам дебошира так, что тот по всей задумке должен был упасть на свои же любимые книги. В ярко-желтых давно отвыкших от солнца глазах плескался янтарный гнев, бледная кожа покрылась болезненно розовыми пятнами. Так умеют краснеть лишь альбиносы, ярко и быстро, но слишком страшно для обычного человека. Не самое приятное зрелище, стоит сказать. Схватив мальчишку за грудки когтистой лапкой, девушка окончательно уложила дебошира на его сокровище, встряхнув и несильно треснув головой о книги.
- Ты на кого голос повысил, сопляк? – прошипела девушка, без единого намека на улыбку продолжая пристально сжигать взглядом потенциального «врага», - Еще молоко на губах не обсохло, а уже кулаки чешутся? А не боишься, что отсохнут прежде времени? Мелочь.
Неприязненно отпустив несчастного паренька, ведьма с совершенно безумным лицом сделала два шага назад, поняв, что явно переусердствовала с силой и темпераментом. По лицу птицей пролетела неуверенность и некое отчаянье, граничащее с жутким внутренним противоречием, что разрывало душу ведьмы пополам. С одной стороны она ощущала в себе лес, каждая клеточка тела твердила ей, что она права, бьют тебя – отвечай тем же, иначе – смерть. С другой же стороны было общество, Орден, в который она вошла и пообещала не только себе, но и Наставнице, что станет его частью, звеном, а не одиноким деревцем. Прикусив губу от отчаянья и злости (на кого она злилась? На себя или на этого несмышленыша, птенца, который по сути был вправе ее осуждать?), Ингрид отвела взгляд в сторону, делая один глубокий вдох перед тем, как унять в душе бушующий летний пожар. Она подняла упавшую книгу на пол и бережно положила ее на стол, попытка извиниться, но не попытка к бегству.
- Ты, - она обратилась к птенцу мягче, пытаясь вспомнить его имя, - начинающий алхимик? Хозяин этих книг?
Ведьма прижала к себе свой гримуар, стараясь скрыть его от взгляда притихшего на мгновение паренька. Ей по-прежнему руководили приметы и старые ведьмовские стереотипы, в которые Ингрид верила со всей присущей ей убежденностью юного дарования. Сжав губы в ниточку, девушка взмахнула волосами, пробурчав:
- Слишком занудные. Не все верные. А вот травник хороший, правильный.
Пауза. Неловкая тишина. Не встречаясь взглядом с пареньком, девушка сказала куда-то в сторону:
- Инге. Или Шепот.
На этом ее фонтан красноречия трагично затих, а костлявые пальцы сжали гримуар еще крепче.

+1

5

Позже Кернард будет вспоминать эту ситуацию, как одну из самых позорных в своей жизни. Он никак не ожидал, что стремительно покрывающаяся красными пятнами девушка вскочит и собьет его с ног, шандарахнув лицом об стопку. Было не так больно, но ужасно обидно. Он частенько получал по носу в драке, даже пару раз сломал, но его никогда еще не побеждала какая-то левая девица. Да что там, он вообще с девками не дрался! Это казалось ему неправильным и унизительным для мужского эго.
А ведьма, ко всему прочему, еще и говорила. Топтала это самое мужское эго в грязи, напоминая пареньку, кем он является на самом деле. Шиорен скрипнул зубами и дернулся от девушки в сторону, резко вскакивая с колен. Хотелось высказать этой обнаглевшей дикарке много чего нелестного, но Керн поспешил прикусить язык, увидев ее лицо. Не то что ему стало ее жаль, но желание продолжать скандал отошло на второй план. Осталась мечта выставить чудо природы за дверь и заняться своими делами. Мальчишка мрачно взглянул на притихнувшую ведьму и принялся раскладывать книги по местам, очень призрачно напоминая той, что пора и честь знать. Вот только она этот намек проигнорировала, вновь заговорив. Тон существенно изменился, правда, у послушника так и не появилось стимула отвечать новенькой. Она же спрашивала об очевидных вещах! Юный алхимик с раздражением впихнул еще один справочник между двумя другими. Робкая надежда на то, что девушке не захочется долго оставаться с сначала устроившим истерику, а потом угрюмо молчащим хозяином комнаты, теплилась в его сердце. Он и грыз изнутри губы, ожидая, когда услышит за собой стук закрывающейся двери.
Зря надеялся.
Ведьма, помолчав еще, высказала свое мнение о пролистанных книгах. Зато она тут же привлекла к себе внимание Шиорена, тот, услышав подобную наглость, не преминул смерить ее испепеляющим взглядом и осклабиться в злой улыбке.
Занудные? Не все верные?
Нет, он явно недооценил невежество новой ученицы наставницы. Мысленно Керн пожалел де Вирайн, искренне пожелав ей удачи.
- Кернард. – Все же представился паренек, ставя последний фолиант на полку.
И лишь после этого он повернулся к Ингри полностью и в кои-то веки рассмотрел ее. За эмоциональным всплеском он как-то особенно к девушке не приглядывался, увлеченный справедливым гневом и чувством собственной правоты. Странная у нее внешность. Это Керн еще при первой встрече отметил. Странная, дикая, но по-своему интересная.
- Что ты понимаешь в формулах, вышедшая из леса ведьма? – Насмешливо поинтересовался паренек. – Травник, говоришь, правильный? Не удивлен.
Да, конечно, травки тебе ближе, чем наука, необразованная ты дуреха.
Шиорен несомненно тут же почувствовал себя очень умным, понимающим и одаренным молодым человеком, разговаривающим с маленьким ребенком. Даже улыбаться зло перестал, добавив выражению лица снисходительного добродушия и деланно забыв о позорном инциденте несколько минут назад. Что с нее, с неразумной, взять? О своем оре Кернард, разумеется, и не подумал.
- Ты, если тебе книжки скучными показались, нос-то не задирай, будто умнее других. Может, ты и великая ведьма, я не знаю, но в науке ты ни черта не смыслишь. Уж прости.
Тут юный алхимик приуныл. Безграмотность девушки оправдывало ее прошлое, а он-то сам, сможет ли уверенно сказать, что разбирается в алхимии и знает ее? Он днями и ночами сидит над трудами, забывая о таких банальностях как сон и еда, но до уровня, которого ему хочется достичь, далеко, очень далеко, хоть он и обгоняет однокурсников. Хочется большего, чем просто быть на шаг впереди всего курса. Студенты – явно не ориентир для него.
Выгнать ее взашей надо. И сесть заниматься.

+1


Вы здесь » Затерянный мир. Больше, чем Демон. » Флешбэки » Дурных путей нет, есть дурные встречи.