Затерянный мир. Больше, чем Демон.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Затерянный мир. Больше, чем Демон. » Флешбэки » А в зеркале кривом


А в зеркале кривом

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Жанр: Флешбэк
    Время и место действия: Сииран'А, за несколько лет до попадения Лилит и Оберона в верхний мир. Поместье Оберона.
    Действующие лица: Рамарен Чёрный Феникс (тогда еще Оберон), Лилит Сервайтеур де Диу
    Краткое содержание/суть/направленность отыгрыша: Между Лордом Чёрного Меча и жрицей мория давно уже установилась странная, несвойственная для мира демонов дружба. Между ними уже возникло то чувство, что принято называть любовью, но пока оба демона держат его в тайне друг от друга. Вместе с тем, Лилит пользуется безгарничным доверием Чёрного Феникса, имея практически неограниченный доступ в его дом. Лишь две тайны пока ещё сокрыты от девушки: спрятанная в глубине дома оранжерея с цветами и наличие у Оберона второй сущности - Эграсхилла. Кто знает, чем обернётся очередной визит девушки к любимому, и не врут ли слухи о его эпизодическом безумии.
    Место и обстановка: Поместье Оберона. Огромный роскошный особняк, обнесённый вокруг защитной стеной. Войти в него можно только через главные ворота, внутри всё обставленно с застывшей роскошью, по тяжёлым бархатным шторам и мягким диванам можно догадаться, что обставляла комнаты женщина, мать демона. Видно, что в особняке некогда проживала большая семья, до сих пор можно заметить следы былого уюта. Сейчас же атмосфера в особняке похоронная, воздух буквально пропитан взаимным недоверием и загнанным на задворки сознания страхом, прикрытым внешним благополучием.

Отредактировано Рамарен Чёрный Феникс (2012-10-15 22:39:23)

0

2

Близился вечер, небесные сферы Сииран'А постепенно сменяли свой цвет с пронзительно-алого на тёмный багрянец, а там и на бездонную, непроглядную тьму. Во дворе пара рабов спешно готовила карету, запрягая рослых кусачих жеребцов демонической породы. Те злобно шипели, мотая головами на длинных драконьих шеях, перебирали когтистыми копытами и то и дело вздыбливали перепончатые крылья, присутствие друг друга их жутко раздражало, и лишь опыт конюхов и идеальная дрессура не давали зверям разорвать друг друга на части.
Оберон хмуро наблюдал эту картину из окна своей гостинной, суета во дворе была не по его душу, карету готовили для матери, которая на ночь глядя собралась в гости к "старому другу". Демон не собирался её задерживать, хоть и понимал, что этот друг уже давно перешёл в разряд женихов, просто мать до сих пор боится сказать сыну об этом. Боялась тог, что ему это не понравится.
Разумеется не понравится, однако это не значит, что Оберон будет заставлять её хранить видимую верность пропавшему отцу. То, что из этого ничего не выйдет он понял ещё тогда, когда Иньярра отдала ему своё обручальное кольцо... Хоть бы вышла замуж поскорее и перестала делать из него чудовище. Оберон отошёл от окна и плюхнулся на обитый алым бархатом диван, подняв с пола книгу по цветам, он отыскал нужную страницу и погрузился в чтение.
Провожать мать он смысла не видел, она наоборот будет рада, что ускользнула "незамеченной", ворота за каретой закроют, порядок в поместье поддержат, а его не побеспокоят. Западное крыло поместья было его вотчиной, вход в которую был открыт только для пары доверенных рабов, сестры, ну и матери разумеется, по старой памяти. Да, с некоторых пор, данной привилегией пользовалась жрица Лилит, которая могла явиться сюда в любое время, хоть посреди ночи, и быть принятой как дорогая гостья.
Оберон невольно улыбнулся, вспомнив о девушке. Уже много лет длилась их дружба, во время которой оба демона делали приятные друг для друга глупости, которые частенько могли стоить кому-то из них жизни. Например Лилит как-то сводила его в потайной храмовый сад, где выращивали священные каменные лилии, честно, ещё нигде Оберон не видел их так много.
Сейчас демон собирался отдать долг, показать ей свой цветник. На губах демона снова заиграла усмешка, на этот раз от мысли. что теперь будут говорить о них в народе. Последние слухи, которые долетали до его слуха были о том, что Чёрный Феникс внезапно ударился в религию, и он даже догадывался после чего такой слух прошёл. После того, как Оберон прилюдно преклонил колени перед Лилит во время службы. Это было во время недавней их ссоры, Лили не хотела с ним разговаривать, проникнуть в храм без её помощи было удивительно сложно, поэтому демон подошёл к ней тогда, когда она сбежать не смогла. Шут знает, что там подумали другие жрецы, но с тех пор проблем со встречами у них не было, похоже наставницы Лилит и вправду посчитали, что она сможет затащить Оберона в храм... или на алтарь.
Демон перевернул страницу. Взгляд рассеяно скользил по строкам. книга была многократно перечитана, так что Оберон мог бы цитировать её наизусть, страницы пестрели пометками и закорючками, а на полях были собственные замечания и уточнения. Читал же Чёрный Феникс чтобы чем-то занять время до прихода любимой. Любимой? Да, именно так... ещё одна маленькая тайна чёрного Феникса, жестоко высмеиваемая Эграсхиллом и неприемлемая для окружающих.
Демон прикрыл глаза, уже не прогоняя навязчивую мечту. Желание сделать Лилит своей женой преследовало его уже давно. Но... но кто захочет стать супругой Лорда Чёрного Меча? Книга медленно выскользнула из пальцев, накрыв грудь демона, Оберон задремал.

+1

3

Очередная, ежевечерняя, уже набившая оскомину за -дцать лет, служба в Великом Храме Мория закончилась как по заказу. Только отзвучала последняя напевная молитва, только утих крик жертвы, носимый подлым эхом под сводами главного зала, как за стрельчатыми окнами, больше похожими на бойница, багрово-кровавое зарево заката сменилось чернильной тьмой. Иногда Лилит даже казалось, что она различает в этой черноте оттенки красного. Вот и сейчас, если долго всматриваться в горизонт, начинает казаться, что вся эта густая темень и не черная вовсе, а как запекшаяся кровь. Встряхнув головой, отчего золотистые кудри выбились-таки из сложной прически, Лилит отогнала от себя эти мысли, навеянные службой. Да, не время сейчас размышлять на подобные темы, особенно тогда, когда там, за чертой темноты, в своем мертвенно-величественном доме, на втором этаже, в почти уютной, если бы не извечная  давящая атмосфера, ждал её Оберон. Страх и ужас своего времени, кровный враг всей аристократии и голубая мечта ( на алтаре, в качестве жертвы) всей жреческой верхушки, Лорд Черного Меча. Следовало поспешить, потому что как-только последний посетитель Храма покинет его - ворота будут закрыты, и Лилит придется делать огромный крюк через пустоши, чтобы придти на встречу. А приходить по уши заляпанной кровью тварей, совершенно дуреющих от аромата каменных лилий, который плотным ореолом окружает левое крыло дворца, в котором и находится потайной ход. Посему, почти долетев до своей комнаты и сменив жреческие одеяния на своё излюбленное свободное черное платье с серебряной вышивкой, поспешила к выходу. Но как всегда в последние дни, вот уже месяц подряд, у ворот Храма стояла карета, а рядом наворачивал круги один из самых знатных ( но при этом и самый не вменяемый) демонов Сииран'А - Архсваарг ур Таур. Головная боль и заноза в одном месте для юной жрицы. Все её ровесницы и старшие коллеги испытывали ужасающую в своей силе зависть к "удачливой" по их мнению конкурентке. А онная, не знала куда деться от столь назойливого внимания. Самое же отвратительное во всей этой ситуации было то - что даже способность к метаморфизму не спасала -  этот гад каким-то хитрым образом вычислял её. Вот и сейчас проскочить не замеченной, вместе с толпой, не вышло. Мученически вздохнув, Лилит сложила руки под грудью и принялась внимательно пропускать мимо ушей очередную хвалебную оду себе родной и вежливо отвергать все предложения. Но Архсваарг умудрился и здесь подложить Лил свинью. Начав как обычно с воспевания достоинств демоницы, закончил он вовсе внезапно:
- ... Прими же предложение мое, о Прекраснейшая и скрась мой одинокий путь во тьме нашего мира. Будь моей женой! - на этой пафосной ноте, один из лакеев аристократа бухнулся на колени, держа на вытянутых руках подушечку с обручальными браслетами. Шарахнувшись от слуги, как от моровой язвы, Лилит с совершенно непроницаемым выражением лица ответствовала, столь же стерильным тоном:
- Я не могу принять это предложение здесь и сейчас. Мне требуется время на раздумья. - Лениво поправив бант на поясе платья и стряхнув с подола невидимые пылинки, Лили пыталась на вскидку определить, сколько можно потребовать лет отсрочки, чтобы по этикету это не выглядело оскорблением. Благо на память девушка никогда не жаловалась.
- Сколько же ? Я готов ждать тебя вечность, о золото моего сердца! - деланная пылкость и искусственная покорность во взгляде аристократа явственно говорили " Но все же надеюсь на свое"Да" завтра или на неделе".
- В таком случае, десять или пятнадцать лет. Это слишком серьезный для меня шаг. А сейчас извольте пропустить меня сударь. У меня назначена встреча. - Стерильно-спокойно заявив это Лилит прошла сквозь кольцо лакеев, окруживших её и своего господина, чтобы скрыть от лишних глаз то, чего они видеть не обязаны. Разочарованное шипение и зубовный скрежет был ей ответом.
Быстрым шагом удаляясь с места событий в сторону мрачного особняка своего...друга ? Возлюбленного ? Любимого? Лилит  была занята мрачными размышлениями. Этот интриган ужастно испортил ей настроение. Понятное дело, что через Лили он хочет быть поближе к Верховным, да и сама Лилит со своей внешностью доже неплохой довесок. Да вот только этот "довесок" совершенно не хочет связывать свою судьбу с этим...Архсвааргом. Ей гораздо милее мысль, что там, буквально в десяти минутах, за горизонтом ночи, виднеется поместье Оберона, где в окне второго этажа, в "багровой" гостиной, сидит сейчас Феникс, наверняка с какой-нибудь книгой.
Мимо демоницы шушукаясь и хихикая просеменили две суккубы, что-то обсуждая. Вслушавшись в удаляющиеся "хи-хи", Лилит поняла, что обсуждалось не что-то, а кто-то. Вернее, Оберон та Эрлан собственной персоной.
- А ты слышала,слышала. Говорят у Лорда Черного Меча - раздвоение личности есть. Днем, на раутах и приемах он один, а по ночам, выходит в Пустошь с мечом на перевес - и рубит в мелкий фарш все и всех.
- Ой, правда ? Какой ужас! А я слышала, что он в Храм ходил на прошлую службу. И даже на колени встал, перед жрицей какой-то. Говорят хочет просить у них исцеления своего недуга.
Этот коротенький, но невероятно информативный диалог заставил жрицу забыть об Архсваарге, предложении и вообще обо всем на свете, крепко задумавшись. А ведь правда. Ходят такие слухи. Нет, не про то что Оберон в Храм лечиться пришел, а про то, что у него две личности. И не первый раз Лил слышит подобное, но вот задумываться...полноценно задумалась она только сейчас. Хотя все равно не на долго. Серьезные мысли были вытеснены воспоминанием о их, то бишь Оберона с Лилит, ссоре и примирении. Вся соль заключалась в том, что обидевшись (на что Лилит уже и не вспомнит, слишком ярким было примирение, чтобы помнить причину ссоры) перестала разговаривать с Обероном. А тот, дабы вернуть себе благосклонность подруги ( да-да, как бы странно это не звучало, но оба демона искренне верили в свою дружбу, а Лили в тайне ещё и надеялась не нечто большее чем.) пробрался на одну из закрытых служб, как всегда опоздав, и в конце, когда все склонялись в поклонах, выражая своё уважение к Жрицам и Жрецам Великого Мория, он упал перед Лилит на колени, поцеловав подол её одеяний ( по случаю жертвоприношения вымазанный кровью). С тех пор шумиха вокруг этого безумного поступка все не может утихнуть. То тут, то там слышны шепотки и разговоры о том, что Черный Мечник ударился в религию.
Остановилась Лили лишь упершись носом в ворота  поместья та Эрланов.  За своими размышлизмами и воспоминаниями, девушка не заметила как пришла. Вздохнув и поправив волосы, растрепавшиеся от ветра, поднявшегося с наступлением темноты, демоница постучала кованным молоточком в сталь врат.

Отредактировано Лилит Сервайтеур де Диу (2012-10-16 17:54:32)

+1

4

Ворота открылись сразу, благо рабы были рядом, уже заканчивали возиться с упряжью.
- Добрый вечер, госпожа, - низко поклонился привратник. - Господин сейчас у себя. Вас проводить или не стоит?
В глазах демона мелькнуло что-то похожее на мольбу, взглядом он стрельнул на крыльцо, куда только что вышла ещё довольно молодая демоница в длинном алом платье, Госпожа та Эрлан, мать Оберона. Именно её проводами занимались слуги до прихода жрицы, и именно её гнева справедливо опасались. Лилит уйдёт, а хозяйка останется до тех пор пока не решится наконец на повторное замужество.
- Велите подать что-то? - спросил раб, провожая девушку к крыльцу, на хозяйку он взгляда так и не поднял.
Демоница, высокая, худощавая с по аристократически прекрасным и длинными, чёрными как смоль, волосами смерила жрицу странным взглядом в котором ревность мешалась с жалостью и направилась к карете. Глядя на неё было очень сложно представить, что Чёрный Феникс её сын, настолько они были разными.
Слуга едва сумел скрыть вздох облегчения, когда за хозяйкой захлопнулась дверца кареты, и та укатила, скрывшись в чернильной мгле за воротами. Перед Лилит гостеприимно распахнули дверь.
У лестницы в западное крыло слуга отстал, входить туда без особой на то необходимости не было позволено даже ему. Поднявшись по лестнице, девушка попадёт в первую из комнать крыла, красную гостинную, там Оберон чаще всего принимает гостей. Здесь ему дуалось сохранить частичку того уюта, что царил в доме ранее, порядок был не идеальным, на столах в излбилии и лёгком хаосе лежали книги, вдоль стен возвышались книжные стеллажи. Посреди комнаты царём стоял небольшой чайный столик а вокруг уютно разместились три кресла и диван. Вот на нём-то и обнаружился хозяин дома, мирно спавший, укрывшись книгой о цветах. Знаменитый Чёрный Меч мирно почивал в ближайшем от дивана кресле.

0

5

- Добрый. Да, проводи пожалуйста. - вежливо ответила Лилит. Она вообще довольно вежливо общалась с прислугой, никогда не унижая их и не наказывая без надобности. Посему, страх или это была (мольба?) в глазах слуги был неожиданным, но быстро объяснился появлением на крыльце поместья Иньярры та Эрлан. Видимо, хозяйка дома куда-то собиралась, и потому во внутреннем дворе поместья царило нечто невообразимое. Но Лилит мало внимания обращала на суету вокруг, в Храме перед службами и хуже бывает. Все внимание демоницы привлекла мать Оберона. Высокая, статная, довольно молодая на вид демоница с волосами, чернее самой ночи. А её алое платье могло спорить разве что с кровью или рассветным небом. На вопрос раба жрица рассеянно мотнула головой, что в равной степени могло означать как да, так и нет. Взгляды алых и серо-голубых глаз встретились. Одни светились ревностью вперемешку с жалость, а другие - неколебимым спокойствием. Не известно чем кончилось бы это противостояние двух противоположностей, если бы госпожа та Эрлан не спешила. Разорвав зрительный контакт, она неспешно, словно паря над землей, а не касаясь её, направилась к карете. Постояв с минуту на ступенях парадной лестницы, где недавно сверлила её взглядом мать Оберона, Лили проводила взглядом карету, после чего встряхнув головой прошла в холл. Следуя за слугой, девушка уже не в первый раз скользила взглядом по обстановке и убранству дома, и снова и снова удивлялась, как можно жить в этом месте, так поразительно напоминающем склеп своей атмосферой. Но вот - лестница ведущая в западное крыло. Слуга почтительно склонившись отступил, оставив Лилит в гордом одиночестве подниматься туда, где сейчас её наверное ожидал хозяин этого крыла. Преодолев лестницу, жрица Мория вошла в уже привычную, и удивительно уютную, по сравнению с другими помещениями, гостиную, которую про себя звала "багровой". Обстановка здесь чем-то напоминала библиотеку Храма воссозданную на небольшом пространстве. Вдоль стен - стеллажи, на всевозможных столах и подоконниках - стопки книг. Даже чайный столик был почти скрыт под различными вырезками из книг и выписками самого демона. А сам Чёрный Феникс удобно устроившись на диване, дремал укрыв грудь книгой.
Остановившись на пороге в легком смятении, Лили пыталась решить, стоит ли ей идти дальше. Она была уверена в том, что спит Оберон чутко, но все же....Застать демона спящим - это значит получить знак неслыханного доверия, которого не всегда удостаиваются близкие люди, а уж она.... С трудом переборов свои сомнения, жрица все же шагнула в гостиную, утонув в мягком ворсе ковра, заглушавшем все звуки. Спокойно пройдя к ближайшему от Феникса окну, чей подоконник был меньше всего занят книжными завалами, Лилит попыталась всмотреться в чернильную гладь ночного неба. Со дня на день над просторами  Сииран'А должна взойти Алая Луна.

Отредактировано Лилит Сервайтеур де Диу (2012-10-18 21:49:44)

0

6

Лилит прошла настолько осторожно и тихо, что Оберон так и не проснулся. Хотя, может виной была извечная усталость Феникса? Ведь так трудно каждое утро цеплять на себя маску вежливого хама, а по вечерам выпускать на волю ехидного зверя, живущего в глубине души. Да-да, слухи о том, что иногда по ночам Оберон выходит в пустошь и десятками истребляет ночных тварей, а то и неосторожных демонов, имели под собой логическое обоснование. Вот только не совсем Обероновых это было рук дело, и знай жрица ЧТО сейчас наблюдает за ней из-под ресниц мечника, вряд ли решилась бы она войти в комнату без приглашения.
Эграсхилл осторожно, чтобы не разбудить доминанту, зашевелился в подсознании, бережно захватывая спящее тело демона. Нужно было быть очень аккуратным, одно резкое движение или громкое слово могли разбудить Оберона, а ему этого так не хотелось... ведь тогда Феникс помешает.
Дурак! Дурак-дурак! Зачем он вообще пускает сюда эту девчонку?!
Он медленно сел, аккуратно отложив книгу на столик. Как же хотелось просто ударить ненавистной девице в спину, убить на месте. Ведь только тогда можно будет не беспокоиться об Обероне, который похоже остатки разума растерял. И лишь будущий гнев и горе доминанты пока останавливали Эграсхилла, он не хотел, чтобы Оберону было больно... сильно по крайней мере. К тому же, ведь совсем не обязательно убивать... можно сделать по-другому, напугать так, что она сама не захочет больше сюда приходить.
- Интересно, - голос прозвучал глух и немного хрипло, словно после долгого молчания, - что такого особенного он нашёл в тебе? - губы сами сложились в жёсткую кривую ухмылку, глаза странно поблёскивали из-под упавшей на лицо чёлки.

0

7

Покуда взгляд светловолосой жрицы блуждал во тьме, царящей за окном, мысли её крутились вокруг спящего на диване Феникса. Лилит терзало любопытство зачем её позвал Оберон, да ещё и так поздно. А ещё, демоницу волновало услышанное на улице. Правда ли, что у него раздвоение личности ? Правда ли что он так опасен, как говорят. И если правда, то почему Лили, так много ( по сравнению с остальным окружением Оберона) знающая о нем, все ещё жива и здорова. В этот момент ей казалось, что ответа на эти вопросы она не получит никогда. Потому что спросить - не повернется язык, а сам Черный Мечник вряд ли захочет обсуждать подобные темы. Но, как известно - ищущий да обрящет. Но так же известно, меньше знаешь крепче спишь и дольше живешь. И первым камушком в лавине новых "знаний" об объекте своей ( пока ещё) безответной любви стало его пробуждение.
Тихий скрип диванных пружин, шелест закрываемой книги, холодный вздох стекла охнувшего под тяжестью книги, но стоически вынеся эту нагрузку на свое хрупкое тельце. А затем, глухой, хриплый и какой-то чужой голос:
- Интересно, что такого особенного он нашёл в тебе? - Лилит ощутила как от ужаса холодеют пальцы, и шерсть на кисточке хвоста встает дыбом от осознания, что заговорил с ней вовсе не Оберон. Нет, ну право слово, она была жрицей, и опытной жрицей. И уж отметить изменения в психике ( сознании) окружающих могла. Да, целительство душ не было её коньком, но все же, некоторые азы данного мастерства Лил были известны. Нужно было думать. И очень быстро. " Хотела - получи и распишись. Говорили тебе - опасайся своих желаний - они иногда сбываются" промелькнула лихорадочная мысль в белокурой головке демоницы, после чего, язык выдал дежурную фразу этикета, раньше чем мозг успел сообразить. Вот она - Храмовая дисциплина.
- Да благословит тебя Морий. Да будут ночи темны, а жизнь, как битва горяча и победна. Кто говорит со мной языком Черного Феникса ?

0

8

Эграсхилл коротко и обидно рассмеялся, поднимаясь на ноги. Двигался он странно, плавно, в какой-то мере даже грациозно, но скованно, словно изначально опасаясь резких движений.
Спи, Оберон, спи. Я посторожу твой сон.
- А ты умнее чем кажешься, - ехидно сказал он медленно убирая волосы с лица, чтобы не мешали. - Даром что храмовая девка.
Эгр нарочно выбирал самые "лестные" выражения, какие только мог придумать, ему в этом сильно помогало то, что и сам Оберон обычно не стеснялся в выражениях, характеризуя жрецов и, в частности, молодых жриц. По мнению Феникса лишь единицы из храмовых воспитаниц потом добьются чего-то в жизни, всех остальных же ждёт судьба подстилок, которых охотно подложат под "нужных" демонов.
- Мы и есть Чёрный Феникс, - с ухмылкой сказал он, делая к Лилит шаг. Сейчас между ними было окола семи шагов, достаточное расстояние для напряжённой беседы, резкое сближение было равносильно скрытой угрозе. - И не тебе разделять нас, жрица. - он снова шагнул вперёд и с уже не скрываемой злобой и презрением спросил. - Что ведёт тебя сюда, жрица? Чего ты ищешь в доме Чёрного Феникса? Неужто мы такая лакомая добыча для вашего алтаря? - ещё один шаг вперёд, дистанция сократилась до пяти шагов, - мирная беседа или готовность к атаке.

+1

9

Нечто или некто, говорившее сейчас устами Оберона двигалось медленно и как-то зажато, словно боясь что-то потревожить. " Или кого-то" - подумалось Лилит. А ещё, этот кто-то сильно не любил жрецов Мория. Очень сильно. Ни чем не прикрытая ненависть и издевка изливались на Лилит ядовитым дождем. Но уж к чему-чему, а к оскорблениям Лил привыкла с детства и совершенно не реагировала на них. Хотя из уст Феникса слышать подобное было больно и не приятно, но демоница упорно убеждала себя что это говорит не Оберон и что он-то так не считает. А тем временем, расстояние в семь шагов невероятно нервировало. Лили никогда не подходила ближе десяти, что по этикету означало нейтралитет. А тут, столь резкое сближение было равносильно прямой угрозе, хоть пока и завуалированной. До того самого момента, пока то, что владело Обероном не заявило:
- Мы и есть Чёрный Феникс. И не тебе разделять нас, жрица. - опешив, девушка с ужасом осознавала, что слухи про раздвоение личности не врут. И с каждой минутой, и с каждым шагом, которыми демон сокращал расстояние между ними, Лилит становилось все страшнее.
- Что ведёт тебя сюда, жрица? Чего ты ищешь в доме Чёрного Феникса? Неужто мы такая лакомая добыча для вашего алтаря? -
- Я здесь не по делам Храма, а исключительно по собственной воле и желанию хозяина сего дома. - спокойно ответила демоница. Она оказалась в заведомо проигрышной  позиции - за спиной было только окно, и отступать, чтобы увеличить дистанцию было просто некуда. Посему,  девушке оставалось только ждать реакции и дальнейших действий этого существа, живущего в теле Оберона. Или...являющееся Обероном ? Во истину, великие знания приносят великие горести. Уж лучше бы Лилит не знала бы ничего о возможном раздвоении личность объекта своей любви. Тогда она уже могла бы развернуться и уйти с гордо поднятой головой, дать положительный ответ Архсвааргу и пополнить собой его гарем.

0

10

- По своей воле значит, ну-ну, - издевательски протянул Эграсхилл, заторможенность движений демона внезапно сменилась текучей стремительностью, с которой демон сократил разделяющее их расстояние, буквально прижав жрицу к подоконнику. Пальцы Фенкса сомкнулись на горле девушки, не так сильно чтобы сразу удушить её, но достаточно, чтобы она прочувствовала всю пикантность ситуации. - Ты так и не ответила на вопрос, глупая девочка, - прошипел он Лилит на ухо. - Чего ты ищешь? На что надеешься? Почему не бежишь, едва заметив как он хмурит брови, как другие? Почему заставляешь неразумную матушку Оберона беспокоиться? Глупая женщина, боится своего сына до смерти, но не допускает даже мысли о том, что он может принадлежать кому-то кроме неё.
Демон несильно, но чувствительно приложил её спиной о стекло. В глазах молодого демона горели ненависть и презрение, интонации были чужими, шипящими, полными ярости. Было видно, что больше всего на свете он сейчас хочет просто оторвать девушке голову, но что-то его удерживает от этого.
- Или ты, глупая жрица, думаешь, что можешь приручить Чёрного Феникса, сделать его послушным и домашним, как тысячи ваших прихвостней? Дура! - он снова тряхнул девушку, не обращая внимание на её сопротивление. - Ты для него не более чем милая куколка. Подобранный на улице зверёныш, очередной цветок в оранжерее. Он всего лишь любит всё чуждое...
Эграсхилл осёкся, чувствуя, как заворочался просыпающийся Оберон. Всё же он не смог сохранить достаточное спокойствие, разбудив хозяина тела.

0

11

- По своей воле значит, ну-ну,- очередная издевка, и ранее ленивая опасливость движений сменяется стремительной пластичностью. И не успела Лилит ничего ответить, как не её горле сжалась рука Черного Феникса. То, что сейчас владело его телом, если быть честной с самой собой и верить словам этого - вторая личность Оберона испытывала передаваемое удовольствие от своего доминирующего, подавляющего положения. Мерзкое шипение на ухо, скрежет когтей по чешуе и то, что именно шипел демон сейчас на ушко жрице....Хуже всего, что ни себе, ни ему Лилит не могла ответить на эти вопросы. Не раз и не два сидя по ночам у окна своей кельи демоница мучительно пыталась ответить себе на все те вопросы, которые сейчас ей кидали в лицо, не давая даже попытаться ответить и это наверное к лучшему. Не известно что именно могла сейчас ляпнуть Лили, находясь в столь не устойчивом положении. В конце первой своей обвинительной тирады Оберон хорошенько приложил Лили спиной по стеклу. Благо стекла были заговорены и покрыты рунами, иначе уже сейчас вышла бы юная жрица Мория в окно поместья та Эрланов. И ладно если бы удачно, можно было бы раскрыть крылья и больше никогда не появляться в этом доме, и вообще не покидать стен Храма. Но ведь есть шанс не успеть, и украсить собой пики покрывающие крепостную стену. Отвлекшись на размышления о вариантах и шансах при падении из окна, Лилит пропустила мимо ушей что дальше шипел ей демон и за что её снова приложили об стекло. Да так, что не удачно подвернувшееся крыло чуть не было сломано. Это стало в сущности последней каплей. Посмотрев на прямую в глаза Оберона, Лилит ощерилась в угрожающем оскале, который был пожалуй первой эмоцией за весь вечер, которую жрица позволила себе проявить. Выхватив из бедренных ножен свои кинжалы,(благо это она умела делать феноменально быстро - наставники постарались),Лилит вскинула их, сбрасывая со свой шеи руку демона, и уже к его шее приставляя скрещенные клинки. Полыхающие злобой и затравленным страхом глаза неотрывно смотрели в его глаза.
- Слиш-ш-шком много вопросов ты позволяешь себе! И слишком вольно ведешь себя в отношении Жрицы Великого Мория. Я сама решу зачем, почему и чего Я хочу. И не тебе судить Кто Я! Ибо сам ты - паразит, придаток, мерзкая тварь паразитирующая на личности Оберона! - ярость кипела в крови Лили, отчего голос её был тихий и шипящий, словно у гремучей змеи, готовящейся к броску. Не хватало столько стрекота погремушки, но его с успехом заменял скрежет стали друг о друга. Жрица с трудом удерживала себя от давления на кинжалы, понимая, что тело у них - этой твари и Оберона - одно на двоих.

+1

12

Эграсхилл-таки своего добился - вывел Лилит из себя. Злобно сверкнув глазами, девушка мгновенно выдернула из ножен пару кинжалов и, скинув руку демона со своей шеи, подалась вперёд, заключая его горлов в "приветствие гладиатора", ножницы из скрещенных клинков. Тот не двинулся с места, лишь издевательская улыбка демона стала ещё шире. Похоже он и не сомневался, что жрица не посмеет навредить Оберону. Глупая девочка, ей бы ударить кинжалом в живот, а так она поставила себя в крайне невыгодное положение.
- Ты говоришь так, будто Морию есть до тебя дело, - издевательски бросил он девушке в лицо. - Ты ещё даже обучение не закончила, а гонору как у посвящённой.
Совершенно неожиданно он подался назад, уходя из-под удара клинков, одновременно нанося удар ногой жрице в живот, правая ладонь сомкнулась на зпястье девушки и резко дёрнула вверх и на себя, одновременно выворачивая кисть.
- Что же касается меня, - он замахнулся, чтобы отвесить Лилит сокрушительную пощёчину, - Не тебе нас разделять!
Ладонь Оберона так и не коснулась девушки, в последний момент до удара, вторая рука, вдруг начала жить своей жизнью, перехватив первую. Чёрный Феникс согнулся пополам, словно от удара в живот и сделал несколько шагов назад на подгибающихся ногах. Оберон проснулся, и первое, что он увидел - любимая девушка, которую похоже вот-вот был готов убить.
Дурак! Дуррррак, пуссти меня! - в ярости шипел Эграсхилл, не желая так просто уползать в подсознание.
- Прочь! Прочь! На место! - в не меньшем гневе рычал Оберон. Он уже отступил шагов на семь, когда ноги демона подогнулись и он рухнул на колени, на лице его отразилась борьба двух сущностей, не желающих уступать главенство.
Идиот! - разбрызгивал астральный яд Эграсхилл. - Она погубит тебя! Запомни мои слова, Оберон! Эта девка погубит нас обоих!
- На место, - уже тише повторил Чёрный Феникс. Эграсхилл уступил, оставив после себя смертельную усталость, уже много десятилетий между ними не возникало споров из-за главенства над телом... Оберон уж и забыл как это бывает сложно.

Отредактировано Рамарен Чёрный Феникс (2012-10-23 21:06:49)

+1

13

- За свои слова ты ответишь уже в Потоке, жалкий паразит. - нестерпимое желание плюнуть в лицо демоны было сдержано только из-за хорошего воспитания девушки. Она, как и все прочие служители Храма, на дух не переносила святотатства и была готова до последней капли крови отстаивать свои убеждения. Хотя конечно с боевыми навыками у Лилит было плохо. И Оберон, а точнее его второе "Я", в этом прекрасно убедилось, играючи уйдя из кинжальных "ножниц", и мощным ударом ноги в живот заставив Лилит согнуться в три погибели, силясь сделать вдох и кашляя. Заломленная рука хрустнула, посылая дикие импульсы боли в плечо. По подбородку девушки, из прокушенной насквозь губы небольшим ручейком сбегала кровь, падая на алый ковер и теряясь в нем. Ноги подкашивались, и держалась на них демоница только потому, что та Эрлан держал её вывихнутую руку стальной хваткой. Сил на сопротивление не осталось, просто потому, что навредить тому, кого любишь она не сможет. Пусть даже если у него раздвоение личности и этот второй " Оберон" жаждет её убить. Посему, демоница хрипя и кашляя в попытке восстановить дыхание, почти смиренно ожидала летящую пощечину. Но её не последовало. Наоборот, хватка на руке Лилит разжалась, и демоница кулем повалилась на ковер. А Оберон же, что-то в ярости рыча стоял поодаль, шагах может быть в семи от сидящей на ковре, на коленях Жрице, баюкающей травмированную руку. В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь судорожным дыханием Оберона, и хриплым, с присвистом дыханием Лилит. " Замечательный день, ничего не скажешь. Сначала Архсваарг со своей "любовью", теперь ещё Оберон со своим раздвоением" горько подумалось Лили. Она опасалась поднимать глаза от ковра. Ей было страшно, что больше она не сможет относится к нему как прежде, что начнет так же как и окружающие шугаться и избегать его. А если даже и сможет перебороть себя, задвинув этот инцидент на задворки сознания, то осадок все равно останется. Нет-нет, а будет демоница задумываться - а что будет, если он снова потеряет контроль над собой ? Ведь тогда из схватки выйдет только один, и это будет далеко не хрупкая Жрица Мория. Так и сидела Лилит, глядя на капающую и впитывающуюся в ворс ковра кровь, стекающую из прокушенной губы и никак не желающей запекаться.

0

14

Оберон тяжело дышал, победа над распоясавшимся Эграсхиллом далась нелегко. Его била мелкая дрожь, душу как наизнанку вывернули, а по телу явно табун демонических коней пробежал, раз пять...
- Не смей её трогать. Никогда! - мысленно прорычал демон, испытывая жгучее желание придушить ненавистный внутренний голос голыми руками. Воистину, не будь они с Эгром одним целым, тот был бы уже мёртв.
Ты сходишь с ума, хозяин, - проговорил Эграсхилл - Что тебе за дело до этой девчонки. Она лишь источник неприятностей.
- Заткнись. Просто заткнись.
Чёрный Феникс постепенно успокоился, но всё равно всё ещё не мог заставить себя поднять глаза на Лилит. Как он может позволить себе находиться рядом, если не может гарантировать ей элементарной безопасности в собственном доме? Как он может называть себя её другом, если не может себя контролировать?
- Почему ты не защищалась? - глухо спросил демон, поднимая-таки голову, он был ещё бледнее чем обычно, черты лица заострились, словно на демоне пахали. - Почему позволила ему так с собой обращаться?
Взгляду его предстало печальное зрелище от которого болезненно сжалось сердце. Любимая девушка сидела на полу, баюкая свою руку, а на лице её была кровь. В этот момент Оберон как никогда сильно ненавидел самого себя.
Он встал и, приблизившись к Лили, опустился перед ней на колени, протянул руку ладонью вверх, оставляя жрице выбор, принять или не принять помощь. Сейчас демон бы не удивился, если бы Лилит, отвесив ему пару затрещин, умчалась в ночь, наплевав на элементарную безопасность.
- Позволь мне помочь тебе, - негромко попросил он, сейчас в голосе Оберона не было и намёка на те повелительные интонации, что привыкли слышать окружающие. Маска, и так прозрачная для Лили, треснула, он больше не мог да и не хотел притворяться перед ней.

0

15

- Потому что ... - а собственно почему ?  Сложный вопрос, на который Лилит ответить может только себе и только мысленно. Потому что любить Оберона, как только может любить демоница. Вот так-то. А сказать это Оберону, в лицо, после случившегося - нет, ни за что. - потому что не мне тягаться с тобой силой. Тем более, что попытка сопротивления была пресечена более чем полностью. Да и в чем-то он был прав... - эти слова болью отдались в руке и солнечном сплетении, куда пришелся удар. Ещё пару дней будет больно дышать, и смеяться. Хотя, какое смеяться - в последний раз Лилит смеялась в детстве, когда ещё было можно не прятаться за опостылевшей маской холодной безучастности. Лишь в последнее время, после того, как девушка стала ближе общаться с Обероном, эта маска, успевшая прирасти к коже, начала отставать, с мясом отрываясь, обнажая истинное лицо. А сейчас, после всех этих шагов на встречу, был совершен огромный прыжок назад.  Когда Черный Феникс встал и приблизился к Жрице, та невольно вздрогнула. Наверное, даже отодвинулась бы, не будь за её спиной холодной стены.  Медленно подняв глаза на демона, посмотрев сначала в глаза, затем на протянутую руку, Лилит не могла отвергнуть её. Хотя так хотелось сорваться места и бежать. Забыть, не вспоминать. Но как известно - влюбленные все немного психи. А влюбленных демонов вовсе нормальными назвать очень проблемно. Посему, молча ухватившись за протянутую руку Оберона жрица поднялась на ноги, хоть и с трудом. Оберон правда выглядел ничуть не лучше. Бледный, встрепанный с заострившимися скулами. Видно победа над самим собой далась Фениксу с трудом. " Интересно, как часто они так противоборствуют. И кто побеждает чаще" подумалось Лилит.  Запекшаяся наконец-то на губе кровь неприятно стянула кожу. Избавившись от этих засохших следов и аккуратно облизнув корочку на губе, чтобы не сорвать её.
За  стеклом, в глубине ночной тьмы раздался сначала вой, а затем визг перешедший в булькающее рычание и затихло. " Очередная стая Тварей подралась. Как же они похожи на нас. Или это мы - на них ? Та же грызня, те же убогие, низменные инстинкты. Власть, пропитание, место для жизни и половые партнеры. Вот и все чего хотят все вокруг. И никому не интересно, что творится внутри у идущего рядом или спящей на соседней подушке. Каждый закрылся в своей "медной башне", и сидит там тише мыши, стараясь скрыть с глаз окружающих все, что может хоть что-нибудь рассказать о внутреннем мире хозяина "башни".

Отредактировано Лилит Сервайтеур де Диу (2012-10-24 00:58:16)

0

16

- Значит это было сопротивление, - не удержался от шпильки оберон, помогая девушке подняться и провожая до дивана. - Лили, Эграсхилл не хамоватый прхожанин, которого можно испугать парой кинжалов. Если подобное повторится ещё хоть раз, бей так, как била бы заклятого врага.
Он осёкся. Да с чего он вообще взял, что подобное повторится ещё хоть раз повторится? Странно, что Лили вообще подпустила его к себе и не сказала чего покрепче.
- Прости меня, - негромко сказал он, опуская голову. - Я должен был давно рассказать тебе о нём. Позволь... я посмотрю.
Он осторожно взял девушку за повреждённое запястье и так аккуратно как только мог ощупал его, проверяя на наличие сломанных костей. Кажется обошлось обычным вывихом и синяком, Оберон с болью посмотрел на тёмные синяки на шее девушки и снова испытал острый приступ стыда и злости на себя самого. Какого Мория!
- Лэр, - окликнул он через плечо, - будь добр, принеси аптечку.
На первый взгляд ничего не произошло, но уже через несколько минут в комнату бесшумно вошёл тот самый слуга, который провожал Лилит до лестницы. Самый доверенный из рабов, пожалуй единственный кто был знаком с обоими сущностями Оберона. Один этот раб знал о своём хозяине больше чем все члены его семьи вместе взятые и ещё не было случая, чтобы он проболтался. И дело тут было не столько в страхе перед гневом хозяина сколько во взаимном уважении и, пожалуй, каком-то подобии дружбы. Странно звучит, но даже в Сииран'А были псы, служащие только одному хозяину.
- Благодарю, можешь идти, - махнул демон рукой, принимая принесённый набор медикоментов для первой помощи. Когда слуга всё так же молчаливо скрылся с глаз, он спросил: - Что этот... тебе наговорил?

0

17

В ответ на фразу Оберона, Лилит лишь зло сверкнула глазами, да губы чуть дрогнули, словно собираясь обнажить ряд острых зубов, но в последний момент остановились. Уже второй раз за этот вечер привычное самообладание покидает демоницу в присутствии та Эрлана. Но это все же наверное привычка. Ведь до сегодняшнего инцидента жрица никогда не держала "масок" при Обероне.  Отвечать на совет, бить  Эграсхилла ( так оказывается звали вторую личность Черного Феникса), на смерть в случае повторения ситуации подобной сегодняшней Лил не стала принципиально. Ну не говорить же, что у неё просто рука не поднимется навредить пусть только телу, но несущему в себе суть Оберона.
- Тебе не за что извиняться. - несколько резковато ответила демоница. - Каждый из нас имеет своё право на скелетов в шкафах и полках. - " И каждый из нас ничего, никому не должен. Таков закон жизни". Не смотря на резкость тона, руку Лилит осмотреть позволила, хотя и не некоторым страхом, маячащим на грани сознания. А ну как сейчас этот, второй, возьмет верх над измотанным носителем и тогда выжить у Жрицы шансов станет мешьше, чем у ребёнка, в ночь Красной Луны, в Пустошах. Пока Феникс осматривал руку девушки ( судя по характеру боли - вывих или что-то вроде, но слава Морию, не перелом), его слуга, тот что всегда встречает демоиницу на входе и провожает до лестницы наверх, принес аптечку.
- Что наговорил ? Многое. В основном про меня же, но и о себе-тебе тоже сказал пару слов.Теперь мне стали понятны многие, если не все слухи витающие вокруг твоей персоны.

0

18

Оберон нахмурился, официоз, с которым говорила Лилит, резал слух, так что сразу хотелось сделать привычную "морду кирпичом" и сказать что-то колкое, едкое, но при этом безупречно вежливое. Натянуть на себя такую удобную маску и больше никому никогда не показывать своего лица, это же так удобно... Но демон, сцепив зубы, сдержался, понимая, что тогда точно потеряет Лили.
- Позволь мне самому решать за что мне извиняться, - хмуро сказал Чёрный Феникс, подняв на девушку взгляд. - Поверь, в мире не так много вещей, которые этого стоят.
Он по возможности щадяще вправил вывих, после чего бережно наложил на вздувающийся на запястье синяк целебную мазь и туго перебинтовал. В подсознании невнятно ругался Эграсхилл, называя Оберона последними словами, да уж, давненько он не был в такой ярости. Но с внутренним голосом разговор будет отдельный... в другое время.
- Язык без костей, - злобно бросил Оберон на фразу Лилит о Эгре. - Да? Неужто и правда понятно?
Демон помассировал виски, после борьбы с самим собой жутко болела голова. Сейчас бы выпить этого гадкого хмельного напитка, называемого вином, от которого тдаже Эграсхилл теряет власть над телом и забыться долгим сном у себя в комнате. А потом не выходить из дому месяц минимум. Разумеется, опять пойдут слухи о его безвременной кончине, но зато хоть какое-то время можно будет делать вид, что всё в порядке.

0

19

Оберон хмурился, и говорил тем тоном, от которого у Лилит мурашки маршировали по позвоночнику, заставляя её ежится, словно от холода. Но не смотря на лед слов, его же теплые руки аккуратно, почти нежно поставили на место вывихнутое запятье, смазал терпко пахнущей мазью, и наложил повзяку. Было и боязно и приятно. И вообще, сейчас Лилит разрывалась на двое, не понимая себя. То ли в ужасе дрожать, боясь вторую сущность Феникса, то ли с благодарностью принять заботу первой. В итоге, победила влюбленность демоницы. Расслабившись, "отпустив" с лица каменную маску спокойствия, демоница слабо улыбнулась и сжав своей рукой руку Оберона сказала:
- Спасибо. - просто, одно слово. Просто благодарность. Но как много в этом было нежности. Было видно ( и слышно по злобной фразе в ответ на высказвание о Эграсхиллле) что Оберон очень, если не сказать крайне зол. А так же вымотан и разбит. Лили стало стыдно за свое поведение. Это наверное был первый, и единственный раз, когда Лилит было стыдно. Аккуратно, чтобы не травмировать ещё больше больную руку, встряхнув кистями, жрица приложила свои ладошки к вискам воина. Одними только кончиками пальцев она начертала на коже висков Оберона руну Эпси - Снимающая Боль. Хотелось помочь, облегчить боль, сделать что-то, чтобы он улыбнулся.
- Да, теперь я знаю, что все что говорят о твоей мании убийств - ложь. Что она вовсе не твоя, а этого...- сморщив носик, демоница так и не сказала кого имела в виду, но все было и так понятно.

+1

20

Оберон глубоко вздохнул, сколько чувств было в этом вздохе, уму не постижимо, здесь были и усталость, и частью спавшее напряжение, и огромное облегчение от осознания того, что кажется прощён. А ведь всего-то одно единственное слово, "спасибо", ничего лишнего, лишь краткое выражение благодарности.
- Пожалуйста, - демон слабо улыбнулся, всё так же стоя на коленях перед диваном и, фактически перед демоницей.
Девушка кажется переборола свой страх, Оберон вновь видел перед собой ту самую демоницу, в которую так глупо и безнадёжно влюбился. Девушка легонько коснулась его висков, кончиками пальцев выведя на коже какой-то узор, и тут же стало легче, стихла ноющая боль в голове, слегка прояснились мысли, будто бы даже дышать стало легче. Демон благодарно улыбнулся, догадавшись, кому он обязан этим избавлением. Поймав ладонь девушки, Чёрный Феникс слегка коснулся губами её тыльной стороны, выражая тем свою благодарность, не поцелуй, не клятва верности или присяга, лишь выражени чувств в одном прикосновении.
- Эграсхилла? - подсказал демон, приваливаясь спиной к дивану, сесть на него он так и не подумал. Да, была у него привычка сидеть на полу, особенно когда разговаривал с близкими ему демонами или просто занимался чем-нибудь, мастерил например что-нибудь. Думаете зачем здесь нужен такой мягкий ковёр? - Я бы не сказал, что он одержим убийством. Скорей у него мания... накопления силы. Не иначе как мечтает стать самым сильным демоном в Сииран'А.
И у кого после этого язык без костей? - недовольно прошипел Эгр, вызвав этим у Оберона ехидную усмешку. Уел-таки.

0

21

Нежный и легкий как прикосновение ветра, поцелуй Оберона обжег руку Лили. Если бы она могла, она наверное бы покраснела. Но к счастью, демоническая чешую не была расчитана на такие реакции.
- А что есть мания величия в нашем мире ? Мания убийств. Ибо из убийств других мы получаем силу. - Лилит опять "оседлала" своего любимого конька. На религиозные или около религиозные темы она могла разглагольствовать часами. Иной раз, когда невыдержав натиска Лили, её собеседники сбегали, она могла ещё долгое время не замечать этого, продолжая распинаться на начатую тему. Как говорили наставники: " В такие моменты, она может хоть со статуей Великого Мория беседовать, лишь бы она стояла молча". Но сейчас... Сейчас Лилит вспомнила про Архсваарга и помрачнев замолчала. Она понимала, что завтра этот напыщенный аристократишка придет за ответом, игрнорируя просьбу демоницы о времени на размышления, не меньше чем год, а желательно до Второго Сошествия Мория. Поэтому, чтобы как-то отвлечься от этих мерзких мыслей, жрица решила выяснить, для чего же такого важного позвал её сегодня Оберон. Присев напротив демона на низкий пуфик,(поставленный здесь по просьбе самой Лили ещё в прошлый раз), девушка поинтересовалась:
- А кстати, зачем ты позвал меня сегодня ? Что такого важного ты хотел мне сказать, что прислал своего личного слугу, а не как обычно - посыльного ?

0

22

Оберон хмыкнул в кулак, едва сдержав смешок. Любимая седлала своего любимого храмового конька и во весь опор понеслась читать проповедь, как по писаному. Демон даже книгу представил, в которой всё это написано, толстый кожанный переплёт, выделаные и обработанные странцы, мелкая вязь рун... четвёртый раздел, страница шестьдесят семь, глава "О сути", строки - пятая, шестая и двенадцатая.
Вопреки всеобщему мнению, разговоры о религии Чёрный Феникс любил, но совершенно по иной причине, чем храмовники. Ему нравилось действовать подкованным в религиозном плане демонам на нервы своими рассужденями и взглядами на всем известные истины, которые никто оспаривать не думал. При том Оберон всегда тщательно подбирал аргументы, так что оспорить его точку зрения было довольно сложно, аргументы: "Так сказано в писании" и "Так всегда было" за доказательства не считались, а авторитет богов не учитывался. Вот и сейчас демон не смог удержаться, чтобы не поспорить:
- Не всегда, - возразил он с лёгкой усмешкой. - Все демоны убивают, с этим сложно спорить, но все ставят при этом разные цели. Кто-то просто хочет выжить, и это единственный путь к выживанию, согласись, их сложно назвать одержимыми убийством. Кто-то, истино одержимый, получает удовольствие от процесса убийства, наслаждаясь тем как душа покидает тело противника, полученная же при этом сила является лишь приятным дополнением. Другие же лишь желают стать сильне, им не важно кто, когда и как, они не делают из убийства культа или представления, вроде тех, что в храмах, просто убивают и выпивают силу, становясь сильнее.
Он слегка погладил пересевшую на свой пуфик девушку по руке, максимальное количество нежности, которое он мог позволить по этикету.
Девушка подозрительно быстро замолчала, так что ответ демона не занял и пяти минут, странно. На лицо Лилит на секунду упала тень беспокойства, Оберон склонил голову к плечу, заглядывая любимой в глаза, но так и не спросил, что случилось. В конце концов, сегодня у неё была масса поводов для беспокойства.
- Да, я хотел кое-что показать тебе, - Оберон встал и протянул девушке руку, помогая подняться. - Помнишь, ты показывала мне храмовый сад, мне кажется, пора отплатить той же монетой.
Он вывел девушку из комнаты и, пройдя по узкому коридору вдоль множества закрытых дверей, спустился в подвал, который и был преспособлен под оранжерею. Демонов встретили тяжёлые испещрённые рунами створки, которые мог открыть только Оберон, его сестра и, как это ни странно, тот самый доверенный раб.
- Будь осторожна, некоторые из них кусаются, - предупредил демон, прижимая свою ладонь к створке. Десяток тонких игл тут же впились в руку демона и, узнав вкус крови хозяина, дверь отомкнулась. Будь на месте Чёрного Феникса кто чужой. принял бы быструю, но мучительную смерть от сильнейшего растительного яда.
Демон вошёл первым, проверив для начала, не выбралась ли опять из клетки змеистая росянка, крайне ядовитая, хоть и безумно красивая ползучая трава с кусачьими цветами. Любила она на пороге караулить и кусать всех входящих.
Опасности не было, поэтому Оберон придержал дверь, пропуская свою спутницу внутрь.
Ей открылось удивительное зрелище, огромный, специально расширенный для этого дела, подвальный зал был залит мягким, не режущим глаз светом, под ногами были ровные засыпанные гравием дорожки, а воздух был влажным и горячим. Вокруг же процветало буйное многотравье, сотни самых разных цветов тянули к зачарованному потолку свои листья и бутоны. Здесь Оберон собрал всё то, что хотя бы в теории могло цвести, несмотря на то, что многие из этих травок были смертельно опасны. В железных клетках бились склизкие стебли кислотного плюща, растворяющего своей кислотой мелких демонов и питающегося их соком и энергией, плавно извивались побеги золотого вьюна, чьи цветы, ярко жёлтые с алой серединой, выплёвывали ядовитый шип на расстояние до трёх метров. Раскинула свои пористые, все в разводах и пробелах, побеги хизакуза рдяная, пористый гриб, напоминающий коралл, её сестра хизакуза льистая возвышалась поодаль и уже выбросила в воздух ядовитые споры, разъедающие лёгкие, а потому клумба с ней была закрыта стеклянным колпаком. Раскинул листья величественный амфал, алый лотос, дарующий силу и выносливость, но вызывающий привыкание, а вдоль дорожек в изобилии росла мелкая влажная спорынья с алыми цветочками-глазками, милое хоть и ядовитое растение-падальщик. И это была лишь малая часть коллекции Оберона.
- Добро пожаловать в мой маленький лес, - улыбнулся демон. - Всех их вместе ты не увидишь нигде в природе.

0

23

- Не передергивай.Я не говорила, что все из нас страдают ( а кто-то наслождается) манией убийства. Я лишь сказала, что все жаждущие власти априори получают удовольствие от убийства в той или иной степени. Если бы этого удовольствия не было, многие остановились бы на "тепленьких" местах и не дергались бы дальше, заливая все вокруг кровью.... - на этом желание спорить было жестоко убито лаской, которую в очередной раз ( удивительно много!) за вечер проявил Оберон. Не успела Лилит разомлеть, окончательно успокоиться и начать жаловаться на мерзкого Архсваарга, как Феникс подхватился, помог, а точнее даже ласково вздернул демоницу на ноги и потянул с собой, через сложную систему дверей и ходов, на ходу информируя, куда же это её все-таки тащат.
- Да, я хотел кое-что показать тебе.  Помнишь, ты показывала мне храмовый сад, мне кажется, пора отплатить той же монетой. - более интригующей фразы Лили просто не слышала. Что может быть интереснее цветов ? Разве что цветы любовно взращиваемые демоном, вызывающем ужас у всего населения города. За ритуалом открывания дверей в святая святых Феникса, демоница следила затаив дыхание. Ей было безумно интересно. Моментально на задний план отошли все личные проблемы. Архсваарг стал мелкой и незначительной соринкой, не стоящей внимания. Все оно было сконцентрированно на открывающемся великолепии. Ещё нигде и никогда, кроме разве что учебников, Лилит не видела столько цветов. Они были разных форм, размеров, свойств и имели свой характер. Многие Лил знала, некоторые смутно опознавала, другие жадно пожирала взглядом, силясь понять что же это может быть.
- Добро пожаловать в мой маленький лес, - улыбнулся демон. - Всех их вместе ты не увидишь нигде в природе. - Оберон был не безосновательно горд своей маленькой( а точнее НЕ маленькой) оранжереей. Лилит наверное блуждала бы тут до самого восхода, с интересом разглядывая каждое растение, если бы не одно но. Такое маленькое, зелёное, с листьями. Похиподиум Закатный. Наверное единственное, относительно безвредное растение. Оно было бы невинным, если бы не вызывало у девушки ужасающую по силе своей аллергию. Раньше, у дома где все детство прожила у сестры, в саду постоянно цвел этот Похиподиум. Почему окно комнаты Лилит, выходящее на сад,  почти всегда было открыто отдельная история, но то, что надышавшись слишком сильно ею - Лил долго кашляла, вплоть до крови на платке, знали все. Посему, зажав нос платком, жрица бегом покинула сад Оберона и остановилась только в багровой гостинной, надсадно кашляя в платок и пачкая его слюной, пыльцой и желчью.

Отредактировано Лилит Сервайтеур де Диу (2012-11-02 01:20:25)

0

24

Лилит так ничего и не сказала, однако то, как она смотрела на окружающее её великолепие было более чем достаточно. Демон с довольной полуулыбкой стоял в немного в стороне, не мешая девушке, жрица была достаточно благоразумно и не пыталась трогать те цветы, которых не знала или которые были в клетках, но Оберон всё одно следил за ней, чтобы в случае чего успеть помочь. Из-за ограды высунул оодин из своих огромных, похожих на львиный зев, цветов плотоядный корнеходец, неведомый гибрид растения и зверя. Он мог вынимать свои корни из земли и передвигаться на них с места на место в поисках более плодородной почвы... и живой пищи, да, этот цветочек никогда не отказывался закусить свежим мясцом и кровью, как и мелкие демоны, входя в круг силы. А так же он похоже обладал сознанием наподобие животного, ибо прекрасно узнавал Оберона и его слугу, и никогда не пытался их съесть. Чёрный Феникс ласково погладил по маслянистой "голове" цветка, потом с нажимом почесал снизу, сразу под нижним лепестком, прикрывающим зубастую пасть с тычинками-язычками. Тот издал странный звук, то-ли свист, то-ли вздох и открыл зев от удовольствия, обнажая тр ряда колючек-зубов и бездонный, лиловый с прожелтью, сифон глотки, куда Оберон с готовностью забросил горсть требухи, стоящей здесь же в кормушке. Избалованное существо, прекрасно же может само поесть, так нет же, с рук подавай.
Внезапно настроение Лилит, которой мечник откровенно любовался, резко изменилось. Зажав лицо ладонью, она сорвалась с места и спешно покинула сад, даже не сказав ничего. Оберон в недоумении пошёл к тому месту, где случилась столь резкая перемена, вроде бы он все отравляющие пыльцой растения накрыл куполом, неужто что-то зацвело не ко времени. Ответ оказался прост и смешон, на грядке буйно цвёл распространённый повсеместно Пихиподиум, растене почти безобидное, если бы не его густая вязкая пыльца, вызывающая индивидуалную непереносимость у некоторых демонов.Похоже, Лилит в число этих некоторых входила.
Демон вышел из сада, плотно закрыл за собой двери, дождавшись привычного щелчка засовов, после чего поспешил на помощь к своей подруге. Она нашлась в гостинной, стояла возле дивана и скверно кашляла в платок.
- Прости, - сказал Оберон, беря со стола аптечку, где-то у него тут была микстурка, облегчающая симптомы. - Я не знал, что оно на тебя так действует.
Вот и желаный пузырёк с мерной пипеткой. Налив в стакан чистой воды из графина, Оберон капунл туда пять капель зелья и протянул жрице.
- Вот, выпей. Должно полегчать, - в этот момент демон остро пожалел, что не может дать девушке абсолютного лекарства от этой пыльцы, его просто не существовало, можно было только облегчить симптомы при помощи этого зельица.

0

25

Прокашлявшись, Лилит поморщилась от боли. Уже почти забытое ощущения того, что вот-вот выплюнешь собственные легкие, снова вернулось и теперь мерзко ворочалось в груди, царапая своей шершавой тушкой все, до чего прикасалось. Лилит и думать не могла, что такая гадость как этот Похиподиум может расти здесь. По правде сказать, она вообще не подозревала за Обероном какой-то особой страсти к цветам, и подумать не могла что он – владелец  уникальнейшей оранжереи во всем городе.  И уж тем более не ожидала, что у него имеется довольно таки редкая микстура, купирующая приступ.  С благодарностью приняв бокал и выпив содержимое, Лили утерла слезы, выступившие от кашля.
- Ничего страшного. Я тоже не ожидала увидеть этот мерзкое растение здесь. По правде, я вообще поражена. Это же самое уникальное собрание растений  если не во всем Сииран’А, то во всем городе точно. И да, большое спасибо. Сегодня весь вечер тебе приходится меня лечить. – несколько смущённо закончила Лилит. Ну право слово. Демон, жрица, а здоровье как у человеческого выродка. Аж самой противно.   Обернувшись, демоница столкнулась взглядом с зеркалом, висящим на противоположной стене.
- Мда. Кр-р-расавица. Завтра Архсварг опять устроит показательную истерику с обещанием покарать все и всех. Ну да Морий с ним. Может забудет про женитьбу….

0

26

- Я просто люблю цветы, - тоном "да ерунда, ничего особенного" сказал Оберон, садясь в кресло.
На деле же он был крайне польщён таким отзывом от любимой девушки, нечасто он слышал похвалу, в основном потому, что немногие видели его цветник, чтобы оценить его.
- И каждый раз от последствий своего головотяпства, - невесело усмехнулся демон, сделав для себя заметку о том, что Похиподиум нужно будет тоже накрыть колпаком, мысль о том, что следует растение вовсе выкорчевать, в его голову не могла забрести даже случайно. Хотя бы потому, что Чёрный Феникс вовсе не считал этот цветочек мерзким.
Он хотел добавить что-то ещё, но тут лили выдала фразу, заставившую Оберона мигом забыть о том, что хотел сказать и глубоко задуматься.
- Архсваарг? Это который ур Таур? - спросил демон со странно задумчивым выражением лица, с таким лицом мясники смотрят на ещё не расделанную тушу подж конец рабочего дня. - Он опять жениться надумал? Иии... на ком же?
Оберон глядел куда-то в стену, заблудившись взглядом в орнамене шёлковых боев. Что-то подсказывало ему, что он знает имя невесты, и это знание не приносило ни капли радости, зато вызывало жгучее желание оторвать Архсвааргу... нижнюю голову.

0


Вы здесь » Затерянный мир. Больше, чем Демон. » Флешбэки » А в зеркале кривом